КОРКУШКО О.В. - до 85-річчя з дня народження (статті - третя частина)

 

Коркушко О.В. О возрастных особенностях течения и лечения гипертонической болезни у людей пожилого и старческого возраста / О.В. Коркушко, Е.Г. Калиновская // Врачеб. дело. – 1974. – № 1. – С. 1 – 8.

Представлены клинические особенности течения и лечения гипертонической болезни у пожилых и старых людей.

Результаты собственных исследований, данные других исследователей из Института геронтологии и анализа литературных данных послужили основой для изучения проблемы поздней артериальной гипертензии как своеобразной гипертонической болезни в различные периоды жизни человека. Учитывая возрастные закономерности физиологии стареющего организма, авторы объясняют особенность клинического течения поздней гипертонической болезни, а также разработали и обосновали принципы и практические рекомендации по лечению пожилых и старых больных гипертонической болезнью.

C
linical characteristics of the course and treatment of hypertensive disease in the elderly and old are presented.

Results of own investigations, data of other associates from the Institute of Gerontology and analysis of literary data were the basis for eleborating the problem of late arterial hypertension as a peculiar kind of hypertensive disease in the advanced periods of human life. Considering the age regularities of the physiology of the ageing organism the authors explain the peculiarity of the clinical course of late hypertensive disease, develop and substantiate principles and practical recommendations on the treatment of elderly and old patients with hypertensive disease.

Резистентність до інсуліну та фізична працездатність людей середнього та літнього віку / О.В. Коркушко, В.О. Іщук, В.Б. Шатило, В.П. Чижова // Фізіол. журнал. – 2011. – № 3. – С. 10 – 15.

У 43 людей середнього і літнього віку без ожиріння (індекс маси тіла менше ніж 30 кг/м2) вивчений зв’язок між інсулінорезистентністю (ІР) і фізичною працездатністю. Показано, що у здорових людей літнього віку ІР асоціюється з помірним підвищенням вмісту інсуліну і незначним глюкози в плазмі крові. У людей середнього віку ІР не впливає на показники фізичної працездатності. У той же час як у літніх ІР супроводжується її зниженням за рахунок менш економного гемодинамічного забезпечення навантаження і споживання кисню. Нижчу толерантність до фізичного навантаження у літніх людей без ожиріння можна розглядати не тільки як фактор ризику розвитку ІР, але і як її наслідок.

Ключові слова: фізична працездатність, інсулінорезистентність, середній вік, літній вік.

Чеботарев Д.Ф. Фармакотерапия в гериатрии / Д.Ф. Чеботарев, О.В. Коркушко, Е.Г. Калиновская // Реабілітація хворих похилого віку із захворюваннями серцево-судинної системи і церебральною судинною патологією: Мат. наук.-практ. конф. (Київ, 22-24 жовтня 1997 року). – К., 1997. – С. 10 – 14.

Клинический опыт говорит о том, что ошибки при лечении людей старшего возраста далеко не всегда являются результатом только неправильной диагностики заболевания. Современные достижения в области возрастной физиологии организма, а также многочисленные клинические наблюдения и накапливающиеся данные о действии медикаментозных средств в гериатрической практике свидетельствуют о необходимости научного развития фармакологии старческого возраста. Вместе с тем, вопросы фармакологии стареющего организма начали разрабатываться наиболее активно лишь в последнее десятилетие. Сформировалась новая отрасль знаний – гериатрическая фармакология.

Гериатрическая фармакология находится в периоде своего становления. Тем не менее, уже накоплено достаточное количество данных, объясняющих причину столь частых побочных влияний лекарственных препаратов у пожилых и старых людей. Это позволяет нам сформулировать следующие положения.

Множественность заболеваний. Больные пожилого и старческого возраста характеризуются наличием множественной патологии. Поэтому желание врача решить сразу все проблемы может привести к созданию программ широкой терапии лекарственными средствами (полипрагмазии), часто преимущественно симптоматическими. О несостоятельности подобного подхода к лечению больных в гериатрии свидетельствует большая частота побочных реакций у пожилых больных, что в значительной степени связано с различного рода взаимодействием введенных лекарственных препаратов между собой.

Взаимодействие лекарственных веществ может проявляться как на различных этапах фармакокинетической фазы, так и на уровне фармакодинамической фазы, то есть на уровне рецепторов. Совокупность перечисленных факторов может определить своеобразие действия лекарственных веществ у лиц пожилого и старческого возраста, которое даже трудно предвидеть. Поэтому общим правилом должно быть ограничение введения лекарственных препаратов и выделение главного в общем комплексе проводимых лечебных мероприятий.

Снижение адаптационных возможностей организма. Снижение надежности, уменьшение возможного диапазона регулирования обмена и функций приводит к тому, что стареющий организм становится более уязвимым к действию повреждающих факторов, в том числе и к лекарственным веществам. С этих позиций становится понятным встречающаяся высокая частота осложнений при назначении фармакологических препаратов в дозах, обычно рекомендуемых для людей зрелого возраста.

Всасывание лекарств. Вследствие наступающих в процессе старения структурных и функциональных изменений в желудочно-кишечном тракте нарушается всасывание лекарственных препаратов, назначаемых внутрь. Это можно видеть на примере всасывания хлорида калия, дигоксина и др. Обнаруживается не только запаздывание во времени максимального пика концентрации в крови введенных препаратов, но и меньший их уровень. Препараты, вводимые подкожно и внутримышечно, также оказывают свое действие часто значительно позже в связи с замедлением рассасывания, замедлением скорости кровотока.

Выведение лекарств. Возрастное уменьшение секреторной функции почек, печени и кожи, ослабление обменных циклов приводит к тому, что многие введенные фармакологические вещества и продукты их распада медленнее выводятся из организма, более длительно циркулируют в нем.

Значительную роль в биотрансформации и фармакокинетике лекарственных веществ играют возрастные изменения в печени. Отмечено, что с возрастом не только уменьшается количество паренхиматозных клеток, но и изменяются их функциональные возможности. Уменьшается возможность печени к обезвреживанию токсических веществ.

Важным в этом плане является и то, что с возрастом снижается экскреторная функция печени. В выведении лекарственных веществ из организма почкам принадлежит основная роль. В то же время установлено, что с возрастом закономерно сокращается почечное кровообращение, снижается клубочковая фильтрация. Все это обуславливает медленное выведение почками лекарственных веществ из организма пожилого человека и создает предпосылки к кумуляции последних.

Таким образом, изменение скорости выведения лекарств может быть одной из причин высокой частоты побочных явлений и интоксикаций при их назначении пожилым и старым людям.

Общая и региональная циркуляция. С возрастом скорость кровообращения, интенсивность периферического кровообращения снижается, что может увеличивать длительность циркуляции лекарственных веществ, изменять их распределение, уменьшать элиминацию.

Изменение проницаемости капиллярной стенки клеточных мембран. Наблюдающиеся в старости изменение состояния основного аргирофильного вещества мембран и сосудистой проницаемости, также влияют на абсорбцию, распределение и выведение из организма медикаментов.

Способность белков крови связывать лекарственные вещества. Особенности фармакодинамического действия различных лекарственных средств в стареющем организме могут быть обусловлены изменениями физико-химических свойств белков крови, органов и их реагентной способности.

Эти изменения могут быть причиной нарушения транспорта введенных медикаментозных средств, замедленной скорости их диффузии через сосудисто-тканевые мембраны, подвергающиеся возрастным изменениям.

Так как в старости связывание лекарственных веществ с плазменными белками снижено, это может резко изменить фармакокинетику лекарственных веществ, особенно при введении одновременно нескольких препаратов людям пожилого и старческого возраста.

Активность ферментных систем. Ослабление с возрастом ряда ферментных систем, участвующих в метаболизме лекарственных препаратов, приводит к снижению их инактивации и, следовательно, к более длительному и интенсивному действию их в стареющем организме, накоплению продуктов распада введенных веществ.

При старении организма могут отмечаться не только количественные изменения в превращении лекарственных препаратов, но и качественниные способы их биотрансформации.

Повышение чувствительности к некоторым лекарствам в старости на первый взгляд может показаться необычным на фоне уменьшения общей реактивности организма. Это положение иллюстрирует следующие наши наблюдения. Так, хронотропный и инотропный эффект у пожилых и старых людей в отличие от молодых возникает при меньших дозах введенного дигоксина, а ответная реакция кожных капилляров у пожилых и старых людей, в отличие от молодых, возникает не только при меньших дозах введенного адреналина, питуитрина, но и во времени раньше (латентный период укорочен). Механизм возникновения этих реакций различен. Некоторые из них связаны с тем, что при старении развиваются неравномерные изменения в различных звеньях регулирования обмена и функций в рецепторах, нервных центрах, вегетативных ганглиях, в эфферентных нервных окончаниях.

Возможно также и то, что одной из причин необычных реакций у пожилых и старых людей при введении им лекарственных препаратов являются изменения в функциональной активности нервной системы.

Водно-электролитный обмен. Организм пожилых и старых людей обладает небольшими резервами калия. Поэтому при усиленном диурезе, особенно при назначении диуретиков, вызывающих повышенное выведение калия, при рвоте и диарее, у людей старших возрастов часто развивается гипокалиемия, которая отрицательно сказывается на состоянии сердечно-сосудистой системы и тем самым видоизменяет действие лекарственных препаратов. Важным в этом плане является и то, что с возрастом происходит сокращение общего количества воды за счет внутриклеточного содержания.

Уменьшение активной протоплазматической массы тела, наблюдаемое при старении, – важный фактор, изменяющий фармакодинамику лекарственных веществ в стареющем организме. Происходящая с возрастом инволюция паренхиматозных органов, опережающая инволюцию опорных тканей, приводит к тому, что дозировка медикаментов в соответствии с массой тела для пожилых и особенно старых людей оказывается завышенной.

Это подтверждается J. Freeman – им было показано, что с периода наступления полового созревания до старости происходит уменьшение массы активно функционирующей клеточной протоплазмы в среднем на 25-30 %. Отсюда автор предлагает, начиная с 50-летнего возраста, снижать дозу лекарственного препарата на 1 % в год, что будет соответствовать функциональным способностям организма.

Следует также учитывать и то, что извращение биотрасформации лекарственных препаратов может возникать в результате энзимопатий и индуктивного влияния на ферментные системы микросом печени и почек при повторных введениях в организм фармакологических средств и других химических веществ.

Разумеется, существуют и другие причины, изменяющие действие лекарственных препаратов в организме пожилых и старых людей. Приведенные выше особенности возрастной перестройки организма в значительной степени объясняют своеобразие действия фармакологических препаратов у пожилых и старых людей, характеризующиеся большой частотой побочных действий, наклонностью к кумуляции, лекарственной интоксикации, непереносимости и т.д.

Исходя из имеющихся многочисленных клинических наблюдений об особенностях фармакокинетики и фармакодинамики лекарственных препаратов в организме пожилых и старых людей, уже сегодня можно определить ряд общих принципов, которые необходимо всегда учитывать в гериатрической практике.

– Опасность неблагоприятного воздействия медикаментов на организм пожилых и старых людей значительно выше, чем у людей молодого возраста.

– Необходимо строго подходить к обоснованию назначения лекарственной терапии людям пожилого и старческого возраста.

– Недопустимость полипрагмазии.

– Строгая индивидуализация лечения, подбор оптимальных доз лекарственных препаратов каждому больному.

– Повышение чувствительности, снижение реакционной способности, толерантности стареющего организма к лекарственным препаратам, обосновывая необходимость назначения, особенно в начале Лечения, малых доз (половинной, третьей части общепринятой дозы) медикаментов. Путем медленного повышения начальной дозы определяется индивидуальная толерантность больного к препарату. По достижении лечебного эффекта необходимо установить поддерживающую дозу препарата для длительного лечения.

– Назначение комплексных лекарственных препаратов с однотипным терапевтическим эффектом компонентов, но разным механизмом действия, повышает эффективность лечения, уменьшает частоту побочных влияний.

– Длительный прием многих препаратов нередко обуславливает привыкание к ним, ведет к увеличению дозировок, что может явиться одной из причин интоксикации. Поэтому рекомендуется частая замена аналогичными медикаментами, перерывы в их приеме.

– В силу возрастных изменений экскреторной функции ряда органов и в первую очередь почек, печени, ослабление интенсивности обменных циклов значительно снижено выведение лекарственных препаратов. Поэтому необходимо быть особенно осторожным при назначении фармакологических средств, обладающих кумулятивным действием.

– При одновременном назначении нескольких лекарственных средств следует всегда учитывать возможность их взаимодействия в организме пожилого человека.

– Использование гериатрических препаратов в комплексной терапии позволяет не только уменьшить частоту побочных реакций при приеме фармакологических средств, но и уменьшить их дозу, необходимую для достижения терапевтического эффекта.

– В профилактике возможных медикаментозных интоксикаций у людей старших возрастных групп особое значение приобретает правильность пищевого, водного и солевого рациона больных, контроль за количеством выделяемой мочи. Это объясняется тем, что старые люди часто потребляют крайне недостаточное количество жидкости, что способствует развитию лекарственной интоксикации.

– Рационально организованный активный двигательный режим в сочетании с проведением общих гигиенических мероприятий способствует успешному лечению пожилых больных.

При проведении лекарственной терапии следует учитывать психическое состояние старого человека, его социальные условия, возможность постороннего ухода. Прием лекарств должен быть как можно более простым. Больного следует обеспечить необходимыми рекомендациями в письменном виде.

Энтеросорбция как метод коррекции дислипопротеидемий у больных ИБС старше 60 лет / О.В. Коркушко, Д.Н. Котко, Л.Н. Богацкая и др. [С.Н. Новикова, Г.П. Федько] // Реабілітація хворих похилого віку із захворюваннями серцево-судинної системи і церебральною судинною патологією: Мат. наук.-практ. конф. (Київ, 22-24 жовтня 1997 року). – К., 1997. – С. 47 – 49.

Современная тактика терапии атеросклероза во многом определяется действием на различные звенья обмена холестерина, на нормализацию факторов, приводящих к развитию дислипопротеидемий. Наряду с медикаментозной терапией в лечении атеросклероза в последние годы широкое применение получили сорбционные методы лечения, в частности энтеросорбция.

Были установлены механизмы положительного влияния энтеросорбции на липидный обмен. Так, было показано, что под ее влиянием происходит удаление продуктов перекисного окисления липидов, в результате чего снижается количество апо-В-содержащих липопротеидов (ЛП). Избирательная сорбция пищевого энтерогепатического и синтезированного энтероцитами холестерина приводит к значительному снижению уровня ЛПНП и ЛПОНП (Ю.И. Лопухин, Молоденков, 1981). Было показано также, что энтеросорбция приводит к повышению синтеза цитохрома Р-450 (V.V. Frolkis еt аl., 1989). Это способствует общему детоксикационному и дехолестеринизирующему эффекту, так как 7-дидроксилаза основной фермент, катализирующий распад мембраносвязанного холестерина, является одной из изоформ цитохрома Р-450. Улучшение состояния липидного обмена, а также повышение адаптационных возможностей микросомальной детоксикационной системы способствовало увеличению продолжительности жизни экспериментальных животных (V.V. Frolkis et al., 1989).

В связи с вышеизложенным, целью работы явилось изучение особенностей использования энтеросорбции для коррекции дислипопротеидемий у больных ИБС старше 60 лет.

Для лечения использована высокопористая мелкосферическая фракция углей СКН (совместная разработка Института неорганической химии HAH Украины и Института проблем онкологии HAH Украины).

Энтеросорбентом лечились 60 больных ХИБС со стабильной стенокардией II-III функциональных классов пожилого и старческого возраста без сопутствующих патологических процессов, которые могли бы повлиять на изучаемые параметры. Критерием отбора был высокий коэффициент атерогенности – больше 3,5. Энтеросорбент назначался по 20 мл три раза в сутки через 2 ч. после еды. Кровь для исследования брали утром натощак. Первый четырехнедельный курс лечения энтеросорбентом осуществлялся в условиях стационара. Для оценки стойкости эффекта, а также разработки наиболее рационального использования энтеросорбции, через 3 мес. после стационарного лечения, в амбулаторных условиях, проводился следующий четырехнедельный курс лечения энтеросорбентом (второй курс) и через последующие 3 мес. – еще один четырехнедельный курс (третий курс). Изучались динамика течения болезни, данных электрокардиограммы, толерантности к физической нагрузке при велоэргометрии, динамика уровня липидов в крови. Указанные выше параметры изучались перед каждым курсом лечения и после него.

Контрольную группу составили 20 таких же больных, которые получали плацебо.

Лечение энтеросорбентом приводило к улучшению клинического течения заболевания. Это проявлялось выраженным уменьшением частоты, интенсивности и продолжительности приступов стенокардии. При этом выраженное улучшение клинического статуса происходило у 60 % обследованных (частота возникновения ишемии миокарда уменьшилась в два раза и более). Полное прекращение болей отмечено у 30 % больных. Об улучшении клинического статуса свидетельствовало также уменьшение в 2,2 раза количества принимаемого больными нитроглицерина.

На электрокардиограмме у 30,0 % обследованных отмечалось улучшение периода реполяризации, о чем свидетельствовало увеличение суммарной амплитуды зубца Т в отведениях I, II, III, AVR, AVL, AVF, V1-6.

Об улучшении функционального состояния сердечно-сосудистой системы под влиянием терапии энтеросорбентом свидетельствовало также увеличение на 12 % толерантности к физической нагрузке в сравнении с исходом.

Проведенные исследования показали, что месячный курс энтеросорбции приводит к значительному улучшению изученных показателей липидов крови: коэффициент атерогенности уменьшался на 27 %, концентрация триглицеридов в крови – на 27 %, апо-В – на 35 %. Гиполипидемическое действие энтеросорбции высоко коррелировало с улучшением клинического состояния (кк-0,6) и с повышением толерантности к физической нагрузке (кк-0,5).

С каждым последующим курсом лечения клиническое течение болезни улучшалось. После второго курса лечения выраженный положительный клинический эффект наблюдался у 70 % больных, у 45 % больных приступы ишемии полностью прекратились. У 40 % больных отмечалось улучшение периода реполяризации электрокардиограммы. На 17 % увеличилась толерантность к физической нагрузке. После третьего курса лечения больных, с выраженным клиническим эффектом было уже 85 %, боли полностью прекратились у 60 % пациентов. Так же как, и после второго курса лечения, у 40 % больных сохранялось улучшение периода реполяризации электрокардиограммы. Толерантность к физической нагрузке была такой же, как после второго курса, и оставалась на 17 % выше исходной величины.

При повторных курсах энтеросорбции обнаружено стойкое улучшение липидного и ЛП-спектра крови. Перед началом второго курса лечения уровень изученных показателей липидного и ЛП-обмена, хотя и превышал уровень показателей после первого курса энтеросорбции, был значительно ниже по сравнению с первичными исходными данными.

В группе, получавшей плацебо, лишь у 30 % больных после месячного пребывания в стационаре отмечалось улучшение клинического статуса. Динамики других изученных показателей не отмечалось как после приема плацебо в стационаре, так и после последующих курсов.

Таким образом, показана эффективность энтеросорбции при лечении ХИБС у больных старше 60 лет, а также необходимость поддерживающей терапии для закрепления полученного положительного результата.

Коркушко О.В. Ультрадианные биоритмы вегетативной регуляции сердечного ритма у больных ХИБС пожилого возраста / О.В. Коркушко, А.В. Писарук // Реабілітація хворих похилого віку із захворюваннями серцево-судинної системи і церебральною судинною патологією: Мат. наук.-практ. конф. (Київ, 22-24 жовтня 1997 року). – К., 1997. – С. 49 – 51.

Колебания показателей гемодинамики с разными периодами – в пределах от 20 мин. до 20 ч. (ультрадианные биоритмы) наблюдаются как у здоровых людей, так и у больных ХИБС. Механизм этих колебаний до конца не выяснен, однако предполагается их связь с колебаниями вегетативного тонуса. В биоритмологии существует концепция оценки нормальных взаимосвязей ритмических изменений разных показателей одной функциональной системы, суть которой состоит в том, что эти колебания должны происходить синхронно. Десинхронизация характерна для патологических состояний и свидетельствует о регуляторных нарушениях. Так, у больных ХИБС отмечаются нарушения синхронности суточных ритмов разных показателей гемодинамики. В то же время, ультрадианные ритмы сердечно-сосудистой системы и их связь с колебаниями вегетативного тонуса y пожилых больных ХИБС изучены недостаточно.

Целью настоящего исследования явилось изучение ультрадианных биоритмов вегетативной регуляции сердечного ритма у больных ХИБС пожилого возраста.

Обследовано 18 больных ХИБС I-II функционального класса в возрасте 60-74 лет. Проводилось Холтеровское мониторирование ЭКГ и анализ вариабельности 5-минутных последовательностей RR-интервалов ЭКГ методами временного и спектрального анализа с помощью компьютера IBM PC/AT 586.

Анализ полученных данных показал, что у больных ХИБС отмечаются достоверные периодические колебания частоты сердечных сокращений (ЧСС), дисперсии RR-интервалов ЭКГ, показателей симпатического (низкочастотные колебания – LF) и парасимпатического (высокочастотные колебания – HF) тонуса вегетативной нервной системы. Спектральный анализ полученных данных выявил периоды колебаний изученных показателей, близкие к 30, 60 и 90 мин. У обследованных регистрировалось обычно 2-3 разных периода колебаний. При этом ЧСС изменялась у большинства обследованных с периодом (97±9) мин. Колебания дисперсии RR-интервалов отмечались у небольшого процента больных ХИБС. Изменения симпатического тонуса вегетативной нервной системы (LF) происходили обычно с периодом (55±4 и 97±9) мин. Колебания парасимпатического тонуса вегетативной нервной системы (HF) отмечались в большинстве наблюдений с периодом (67±5) и (105±6) мин.

Проведен кросскорреляционный анализ колебаний изученных показателей. Результаты расчетов показали, что между колебаниями ЧСС и парасимпатического тонуса (HF) у 45% больных ХИБС имеет место достоверная корреляция (r=-0,48±0,04). У 36% обследованных выявлена корреляция ЧСС с колебаниями симпатического тонуса (LF) (r=0,45±0,08). Эти данные свидетельствуют о синхронности изменений ЧСС и вегетативного тонуса, что может свидетельствовать о ведущей роли вегетативных влияний на синусовый узел детерминации ультрадианных биоритмов ЧСС.

Следует отметить, что у 52% обследованных выявлена достоверная корреляция между изменениями LF и HF (r=0,5±0,04). Синхронность их колебаний связана, по видимому, с тем, что в норме система вегетативной регуляции стремится поддерживать постоянные вегетативный баланс. Однако почти в половине случаев не отмечалась такая корреляция и ритмы разных отделов вегетативной нервной системы были десинхронизированы. У 31% больных не отмечена корреляция изменений ЧСС с колебаниями тонуса вегетативной нервной системы. В этих случаях имеет место десинхронизация колебаний ЧСС и показателей вегетативной регуляции. Явление десинхронизации биоритмов связано, по-видимому, с тем, что нарушен вегетативный контроль сердечного ритма и колебания ЧСС определяются гуморальными факторами.

Котко Д.Н. Использование пробы с дипиридамолом для диагностики ИБС в гериатрической кардиологии / Д.Н. Котко, О.В. Коркушко, Г.П. Федько // Реабілітація хворих похилого віку із захворюваннями серцево-судинної системи і церебральною судинною патологією: Мат. наук.-практ. конф. (Київ, 22-24 жовтня 1997 року). – К., 1997. – С. 51 – 53.

Необычное течение, «стертость» клинических проявлений ишемической болезни сердца (ИБС) у лиц старших возрастных групп обусловливают недостаточность стандартного клинического обследования и определяют необходимость использования для диагностики ИБС инструментальных методов, включая нагрузочные пробы. Наиболее распространенным методом диагностики ИБС является проба с физической нагрузкой.

Однако для многих больных старшего возраста выполнение физической нагрузки невозможно или затруднено в связи с наличием таких сопутствующих заболеваний, как выраженное варикозное расширение вен или облитерирующий атеросклероз сосудов нижних конечностей, различного рода полиартриты, нарушение мозгового кровообращения и т. д. (О.В. Коркушко и соавт., 1993). Это обусловливает необходимость поиска иных подходов для диагностики ИБС у пожилых людей. В этом плане представляет интерес проба с дипиридамолом, использование которой основано на том, что при атеросклерозе коронарных артерий препарат вызывает «синдром обкрадывания». Если учесть, что у пожилых и старых людей атеросклероз является основой патогенеза ИБС, понятна целесообразность использования дипиридамоловой пробы в гериатрии, и цель нашего исследования.

Обследовано 72 больных ХИБС пожилого возраста (60-74 лет) со стабильной стенокардией I, II и III функционального класса (ФК). В исследование включались только те больные, у которых при велоэргометрии наблюдался достоверный критерий ИБС – депрессия сегмента ST на 1 мм и более.

Чтобы более точно определить локализацию зоны ишемии, обширность поражения, оценить состояние кровообращения в бассейне левой и правой коронарной артерии, применяли топоэлектрокардиографию (40 отведений).

Для диагностики ИБС использовали курантил фирмы «Germed» (Германия), который вводили в виде 0,5 % раствора внутривенно по общепринятой методике. Необходимую суммарную дозу определяли из расчета 0,75 мг на 1 кг массы тела. Расчетную дозу препарата условно делили на 3 равные части, которые вводили по следующей схеме: в течение первых 3 мин. – первую треть дозы; в течение последующих 7 мин. – вторую треть дозы; третью часть дозы – еще за 3-5 мин.

Топоэлектрокардиограмму регистрировали до введения курантила, после введения первой, второй и третьей дозы курантила. Постоянный визуальный контроль за ЭКГ осуществлялся при помощи мониторного наблюдения на аппарате «Sirecust.». Пробу считали положительной при появлении депрессии сегмента ЭТ на 1 мм и более или типичного болевого синдрома.

Результаты исследования показали, что у 82,3 % больных курантиловая проба оказалась положительной. Частота положительной реакции была больше у больных с низкой толерантностью к физической нагрузке (III ФК – 95,8 %). У больных ИБС со стабильной стенокардией II ФК положительная курантиловая проба выявлялась реже, в 79,3% (р<0,05), у больных I ФК – еще реже, в 70,9 % (Р<0,05).

Эти данные свидетельствуют о высокой информативности курантиловой пробы как диагностического теста ИБС в гериатрической практике. Кроме того, обращает на себя внимание, что чем выше функциональный класс стабильной стенокардии, тем чаще проба была положительной, то есть увеличивалась ее информативность.

В процессе исследования выявлялась зависимость между ФК стабильной стенокардии, выраженностью и обширностью возникающих ишемических изменений. Чем выше был ФК стабильной стенокардии, тем более выраженными и обширными были ишемические изменения на топоэлектрокардиограмме, возникшие под влиянием введенного курантила.

В процессе исследования было показано, что при выраженном ухудшении функционального состояния системы кровообращения (при более выраженном коронарном атеросклерозе) меньшее количество курантила вызывает положительную реакцию.

Так, в группе больных с III ФК более часто, чем в двух других группах, реакция наступала после введения первой дозы курантила, то есть при меньшем количестве введенного препарата. Например, у 87,5 % больных стабильной стенокардией III ФК реакция наступала после введения первой дозы препарата, у 8,3 % – после введения второй и у 4,2 % – после введения третьей дозы. У больных стабильной стенокардией II ФК после введения первой дозы препарата положительная реакция на курантил выявлялась у 58,2 %, у 20,9 % – после второй и у 20,9 % – после третьей. У больных стабильной стенокардией I ФК положительная реакция на курантил после введения I дозы препарата выявлялась у 13,7 %, у 37,4 % – после второй и у 49,9 % – после третьей.

Таким образом, чем выше ФК стабильной стенокардии, тем чаще меньшая доза курантила вызывает ишемию миокарда.

Анализируя динамику АД и ЧСС и величины двойного произведения под влиянием курантила, необходимо отметить, что реакция систолического артериального давления крови была разнонаправленной: у 33,2 % больных I ФК оно повысилось, у 8,3 % – не изменилось, у 58,4 % – снизилось; у 49,5 % больных II ФК оно повысилось, у 26,6 % – не изменилось, у 24,85 % – снизилось; у 70,97 % больных III ФК оно повысилось, у 29,12 % – снизилось.

Повышение АД под влиянием курантила у большинства больных со стабильной стенокардией III ФК можно объяснить следующим образом. Данные литературы свидетельствуют о том, что при введении вазодилататоров у ряда больных происходит некоторая активация симпато-адреналовой системы, и ответная реакция будет зависеть от того, какой эффект будет наиболее значим: вазодилатирующее действие препарата либо влияние повысившейся активности симпато-адреналовой системы. Можно предполагать, что у большого числа больных со стабильной стенокардией III ФК активация симпато-адреналовой системы при введении курантила становится определяющей во влиянии на АД по сравнению с периферическим вазодилатирующим действием препарата.

Активацией симпато-адреналовой системы, очевидно, можно объяснить и повышение при курантиловой пробе у 95,84 % обследованных больных ЧСС. Так, до пробы ЧСС у больных стабильной стенокардией I ФК составляла в одну минуту 60,91+2,4, на высоте реакции – 85,09±3,1 (сдвиг составил 24,18, Р<0,01); у больных II ФК – 63,82+2,1, и 80,31±3,4, соответственно (сдвиг составил 16,49, Р<0,01 ); у больных III ФК ЧСС в исходе составляла 65,0+2,6, на высоте реакции – 74,54+3,8 (сдвиг составил 9,54, Р<0,01).

Как видно из представленных данных, повышение ЧСС под влиянием курантила уменьшалось в связи с увеличением ФК стабильной стенокардии. Менее значительный прирост ЧСС при введении курантила у больных III ФК можно объяснить тем, что в связи с возрастными и атеросклеротическими изменениями в синусовом узле снижается функция его автоматизма. Все это и обусловливает менее выраженные изменения ритма сердца при возмущающих воздействиях.

Следует отметить, что при проведении курантиловой пробы у 52 % обследованных отмечены побочные явления: головная боль, тяжесть в голове, пульсация в области глаз, боль и ощущения сдавливания в висках, шум в голове, тошнота. После внутривенного введения эуфиллина в течение 5 мин. явления ишемии миокарда, а также все перечисленные побочные явления исчезали.

Итак, курантиловая проба является высоко информативным методом для диагностики ИБС у пожилых и старых людей. На основании дозы курантила, вызывающей ишемию миокарда, можно косвенно составить представление о выраженности коронарного атеросклероза у больного. Проведение курантиловой пробы с использованием топоэлектрокардиографии позволяет наиболее точно определить локализацию и обширность ишемии миокарда, что расширяет возможности пробы в гериатрии с целью диагностики поражения коронарных сосудов.

Коркушко О.В. Изменение дисперсии интервала QТ у больных ХИБС пожилого возраста с желудочковой экстрасистолией / О.В. Коркушко, А.М. Христофорова // Реабілітація хворих похилого віку із захворюваннями серцево-судинної системи і церебральною судинною патологією: Мат. наук.-практ. конф. (Київ, 22-24 жовтня 1997 року). – К., 1997. – С. 136 – 137.

Внезапная смерть, при которой умирают 70% больных ИБС, является актуальной проблемой кардиологии. В настоящее время дисперсия QТ относится к основным неинвазивным маркерам, отражающим нарушение реполяризации миокарда и позволяющим оценить риск развития опасных для жизни аритмий и внезапной смерти у больных после перенесенного инфаркта миокарда. Однако, прогностическое значение этого показателя при других патологических состояниях остается неизученным.

Определяли дисперсию интервала QТ у больных ИБС пожилого возраста (65-80 лет) без нарушения ритма и с частой (более 30 в час) желудочковой экстрасистолией (ЖЭ).

У 40 обследованных больных на основании данных клинического и инструментального обследования (велоэргометрия, чреспищеводная электрокардиостимуляция, ЭКГ) была диагностирована стабильная стенокардия напряжения II-III функционального класса, у 6 пациентов – IV функционального класса. У 20 больных в анамнезе имелся перенесенный инфаркт миокарда. У 6 пациентов, (с IV ф.к. стенокардии), течение ИБС было осложнено развитием сердечной недостаточности II стадии.

QT дисперсию измеряли как разность между максимальным и минимальным значением QT, измеренными в 12 отведениях ЭКГ. Вычисляли ритм корригированную (по формуле Базетта) величину дисперсии.

Анализ полученных данных показал, что в среднем ритмкорригированная величина межотведенческой QT дисперсии (QTdc) увеличивается:

1.У больных ХИБС с нарушением ритма (45 мс) по сравнению с больными без нарушения ритма (35 мс).

2. У больных ХИБС с постинфарктным кардиосклерозом и ЖЭ по сравнению с больными ХИБС с ЖЭ без перенесенного инфаркта миокарда в анамнезе (75 и 45 мс соответственно).

3. У больных ХИБС с ЖЭ с постинфарктным кардиосклерозом с давностью инфаркта менее одного года по сравнению с больными перенесшими инфаркт более года назад (82 мс и 68 мс соответственно).

4. У больных ХИБС с ЖЭ с недостаточностью кровообращения II ст по сравнению с больными без недостаточности кровообращения (66 и 45 мс соответственно).

Отмечена взаимосвязь между дисперсией интервала QT, фракцией выброса левого желудочка и наличием или отсутствием поздних потенциалов желудочков (ППЖ). У больных с низкой (<40) ФВЛЖ и ППЖ отмечается увеличение ритмкорригированной величины QT дисперсии.

Таким образом, увеличение QT дисперсии у больных с ЖЭ (особенно у пациентов, перенесших инфаркт миокарда и у больных с сердечной недостаточностью) указывает на более выраженные расстройства реполяризации и в совокупности с другими показателями (фракцией выброса левого желудочка и поздними потенциалами желудочков), может быть маркером электрической нестабильности миокарда.

Измерение межотведенческой QT дисперсии, наряду с другими методами исследования, позволит выделить людей с высоким риском развития опасных для жизни аритмий и внезапной смерти.

Korkushko O.V. Peculiarities of myocardial infarction (MI) in elderly and old age / O.V. Korkushko // VIII th European Congress of Clinical Gerontology: Abstracts (Romania, 7-10 September, 1977). – Romania: NEPTUN (MANGALIA NORD), 1977. – P. 86.

A number of age-related factors, which predispose the development .of MI were singled out. These are: age peculiarities of neurohumoral regulation of cardiovascular system, hemocoagulation system (HS), and reactivity of sympatho-adrenal system ; morpho-functional, metabolic changes of vascular wall and its reactivity. Special attention is to be given to HS. The content of procoagulants, fibrinogen is increased at the weakening of activatory link of fibrinolytic system and at the increase of plasmin inhibitors. The reserve capacity of vascular wall to maintain local fibrinolysis activation is decreased with age. The role of physical overstrain, food abuse, arterial hypertension, diabetes mellitus and obesity in MI onset is growing. In elderly and old persons the MI is usually characterized by atypical course, circulatory insufficiency, more expressed disturbances in hemodynamics, changes in excitability and conductivity. Dynamic disturbances in cerebral circulation often take place. MI is frequently combined with cerebral insult. Temperature reaction and leukocytosis are usually pronounced slightly. There is certain specificity in MI therapy related with age peculiarities of an aging organism. Early prescription of cardiac glucosides and geriatric drugs of general stimulation, normalization of electrolyte metabolism, early activation of patients (with consideration of their general condition) deserve attention.

Коркушко О.В. Роль возрастных изменений микроциркуляции в развитии гипоксии при старении человека / О.В. Коркушко, К.Г. Саркисов // Мікроциркуляція та її вікові зміни: Мат. Укр. наук. конф. з міжнар. участю ( Київ, 19-21 травня 1999 року). – К.: Велес, 1999. – С. 58 – 59.

Среди факторов, обуславливающих нарушение кислородного снабжения тканей у людей старших возрастов, существенная роль принадлежит возрастным изменениям капиллярного кровообращения.

Морфологические исследования показали, что вследствие фиброзного изменения стенки капилляров, коллагенизации перикапиллярной соединительной ткани, у пожилых и старых людей суживается просвет капилляров, вплоть до полной облитерации. Этим в значительной мере обусловлен феномен уменьшения количества функционирующих капилляров при старении. По нашим данным, количество функционирующих капилляров кожи на линейный мм поля зрения у молодых людей составляет 9,9+1,09, а у пожилых и стариков – 7,3+1,01. Соответственно, среднее межкапиллярное расстояние увеличивается с 108,8+4,75 микрон до 143±2,82 микрона. Неравномерная облитерация капилляров обуславливает такой характерный для людей старших возрастов феномен, как появление «полей плешивости» – бессосудистых участков ткани. При старении изменяется форма капилляров. Они становятся извитыми, удлиненными. Преобладает спастическая форма капиллярных петель с сужением артериальных и венозных браншей, и спастико-атоническая форма с сужением артериальной и расширением венозной браншей. Эти изменения капилляров, наряду с возрастными изменениями реологических свойств крови, обуславливают снижение капиллярного кровообращения и тем самым кислородного снабжения тканей. С одной стороны, замедление капиллярного кровотока, с другой – удлинение межкапиллярного расстояния, как следствие уменьшения количества функционирующих капилляров, так и утолщения базальной мембраны за счет ее многослойности (данные электронной микроскопии), значительно ухудшают условия диффузии кислорода в ткань, тем более, что разница РО2 в капилляре и в ткани пропорциональна квадрату расстояния данной точки от капилляра.

Для оценки влияния возрастных изменений капиллярного кровообращения на кислородное снабжение ткани нами совместно с Л.А. Ивановым изучалась динамика РО2 в подкожной клетчатке при пробах с ингаляцией кислорода и с реактивной гиперемией после пережатия сосудов конечностей. При этом особое внимание было обращено на показатели, отражающие состояние капиллярно-тканевой диффузии кислорода. К таким параметрам, прежде всего, относятся латентный период повышения РО2 при кислородной пробе и при реактивной гиперемии, время достижения половины уровня максимального прироста РО2, прирост РО2 за первую и две первых минуты реактивной гиперемии.

Было показано, что у людей пожилого и старческого возраста при пробе с ингаляцией кислорода увеличиваются латентный период и время достижения половины уровня максимального прироста РО2, уменьшаются прирост РО2 за первую и первые две минуты ингаляции кислорода, удлиняется латентный период повышения РО2 при реактивной гиперемии. На основе этих данных можно сделать вывод о том, что возрастные изменения капиллярной циркуляции являются одним из факторов нарушения кислородного снабжения тканей и возникновения гипоксии.

Вместе с тем имеются данные и о том, что нарушение кислородного снабжения тканей на позднем этапе онтогенеза в значительной степени обусловлено снижением сосудистой проницаемости. С другой стороны, указывается и на то, что состояние капиллярного барьера не оказывает существенного влияния на степень перехода низкомолекулярных газообразных веществ, в том числе и кислорода, через капиллярную стенку.

Приблизиться к решению вопроса о взаимосвязи между состоянием капиллярной проницаемости и капиллярно-тканевой диффузией кислорода можно, изучая влияние препаратов, изменяющих капиллярную проницаемость, на напряжение кислорода (РО2) в ткани. Этот показатель, отражающий последний этап транспорта кислорода к функционирующей клетке, характеризует кислородное снабжение тканей.

С этой целью мы провели исследование влияния лидазы – препарата, выраженно повышающего сосудистую проницаемость, на уровень РО2 в ткани у людей пожилого и старческого возраста.

Было обследовано 13 практически здоровых людей пожилого и старческого возраста (60-83 года). Напряжение кислорода (РО2) определялось нами в коже средней трети левого предплечья полярографическим методом совместно с Л.А. Ивановым. Изучали влияние местного введения разных доз лидазы на состояние сосудистой проницаемости флюоресцеиновым методом. С целью определения сосудистых изменений при использовании лидазы исследовали влияние этого препарата на состояние кожного капиллярного кровообращения методом биомикроскопии ногтевого валика четвертого пальца левой кисти. Лидазу вводили в третью фалангу четвертого пальца левой кисти на расстоянии 1 мм от лимба ногтя. Применяли 0,1 мл, 0,2 мл, 0,4 мл раствора лидазы в физиологическом растворе. Дозы лидазы составили 2 ед., 12,8 ед.; 25,6 ед. Для контроля исследовали влияние введения 0,4 мл физиологического раствора на капиллярное кровообращение и уровень РО2.

Было установлено, что под влиянием всех введенных внутрикожно доз лидазы время свечения флюоресцеина достоверно уменьшилось. Это свидетельствует о том, что вследствие повышения сосудистой проницаемости ускорялась резорбция капиллярами красителя.

Влияние лидазы на кожную микроциркуляцию зависело от дозы препарата. Если под влия­нием 2 ед. лидазы изменения со стороны кожных капилляров практически не регистрировались, то при введении более высоких доз лидазы отмечались порозовение капилляроскопического фона, увеличение диаметра артериальных и венозных браншей капиллярных петель, ускорение и гомогенизация капиллярного кровотока. При введении 12,8 ед. лидазы увеличивалось количество функ­ционирующих капилляров на 6,6±4,4%, при введении 25,6 ед. – на 31,7±4,19%. Изменения микроциркуляции отмечались чаще и были более значительными при введении 25,6 ед. лидазы.

Выявлена зависимость между дозой лидазы и выраженностью изменений уровня РО2. При введении 2 ед. лидазы средняя величина РО2, как и прирост РО2 при ингаляции кислорода, практически не изменялись. Местное введение 12,8 и 25,6 ед. лидазы обусловило у обследованных людей повышение уровня РО2 в ткани и прироста РО2 при ингаляции кислорода. Было показано, что использованные дозы лидазы повышали сосудистую проницаемость, о чем свидетельствовала примененная нами проба с флюоресцеином – под влиянием лидазы сокращалось время свечения флюоресцеина. Иными словами, под влиянием всех доз лидазы вследствие повышения сосудистой проницаемости ускорялась резорбция капиллярами красителя, что выразилось в уменьшении времени свечения.

Следует особо подчеркнуть, что при введении 2 ед. лидазы наблюдалось повышение сосудистой проницаемости, однако эта доза не вызывала изменений со стороны капиллярного кровообращения в смысле улучшения капилляризации ткани. При этом также практически не изменился уровень РО2 в ткани, тогда как при введении больших доз лидазы – 12,8 ед. и 25,6 ед., когда имело место увеличение количества функционирующих капилляров, уровень РО2 в ткани также значимо повысился.

В целом все вышеизложенное свидетельствует о значимости возрастных изменений капиллярного кровообращения в развитии гипоксии при старении человека.

Возрастные изменения микроциркуляции и гемореологии у человека / О.В. Коркушко, Д.Ф. Чеботарев, К.Г. Саркисов и др. [Г.В. Дужак, В.Ю. Лишневская] // Мікроциркуляція та її вікові зміни: Мат. Укр. наук. конф. з міжнар. участю ( Київ, 19-21 травня 1999 року). – К.: Велес, 1999. – С. 59 – 61.

Если следовать афоризму Thomas Sydenham (1677): «Man is as old as his capillaries», то становится понятным все нарастающий интерес исследователей к проблеме возрастных изменений микроциркуляторного русла человека и животных.

ЦЕЛЬЮ наших исследований явилось изучение кожной, бульбарной микроциркуляции, мышечного кровотока и почечного кровообращения у практически здоровых людей в возрасте от 20 до 100 лет.

Кожное капиллярное кровообращение было изучено методом телевизионной биомикроскопии и лазерной допплеровской флоуметрии; методом прижизненной биопсии с последующей световой и электронной микроскопией была изучена структура кожных капилляров; бульбарная микроциркуляция исследовалась методом биомикроскопии и микрофотографии с использованием фотощелевой лампы «Карл Цейсс»; мышечный кровоток изучен методом локального клиренса Хе133 на радиометрической установке «Ксенон». При изучении кожной микроциркуляции применялись такие функциональные пробы как реактивно-застойная гиперемия, внутрикожное введение растворов адреналина, норадреналина, ангиотензина, питуитрина, ацетилхолина, гистамина, тепловые и холодовые пробы. При изучении реологических свойств крови исследовали вязкость крови, гематокрит венозной крови, агрегационную способность и деформируемость эритроцитов, агрегационную способность и адгезию тромбоцитов, ультраструктуру тромбоцитов, включая исследование мембраны тромбоцитов.

Биомикроскопические исследования морфологии и функции кожных капилляров в лимбе ногтя у людей старших возрастов с нормальным артериальным давлением обнаружили уменьшение количества функционирующих капилляров на единицу поверхности кожи, более выраженное на нижних конечностях. У людей старше 60 лет часто обнаруживаются зоны, лишенные капиллярных петель – «поля плешивости», что связано с полной облитерацией просвета капилляров, увеличивается расстояние между капиллярными петлями, нарастает извитость капиллярных браншей, преимущественно венозных; у людей старших возрастов преобладает спастико-атоническая или спастическая форма капиллярных петель; рисунок постсосочкового венозного сплетения за счет истончения эпидермиса становится более контрастным, чаще встречаются экстравазаты – выхождение форменных элементов крови за пределы капиллярных петель; увеличивается количество межкапиллярных анастомозов, что рассматривается как компенсаторный процесс в условиях уменьшения количества капилляров. Уменьшение капилляризации кожи можно рассматривать как одну из причин затруднения транспорта кислорода в ткани, т.е. как элемент развития циркуляторной гипоксии при старении. О снижении резервных возможностей капиллярной сети при старении человека свидетельствует увеличение индекса открытых капилляров – отношение количества капилляров в состоянии покоя к их количеству при реактивно-застойной гиперемии. Одним из важнейших показателей функционального состояния микроциркуляторного русла при старении человека следует считать замедление капиллярного кровотока. При исследовании возрастных особенностей нейро-гуморальной регуляции микроциркуляции нами была изучена реактивность микрососудов кожи к нервным и гуморальным влияниям у людей разного возраста. На примере влияния термических раздражителей (водяные ванны температуры +45 С и +10 С) было показано заметное снижение реактивности кожных капилляров у пожилых и старых людей по сравнению с молодыми. При этом у людей старших возрастов реакции носили торпидный, а нередко и парадоксальный характер, особенно при применении теплового раздражителя. При изучении влияния гуморальных раздражителей на кожное капиллярное кровообращение (адреналин, норадреналин, ангиотензин, гистамин, ацетилхолин, питуитрин) было показано повышение чувствительности кожных микрососудов к этим препаратам, сокращение латентного периода, нарастание времени пика и продолжительности реакции. Частое развитие прессорных реакций при старении обусловлено нарушением соотношения плазменных и эндотелиальных факторов вазоконстрикции и вазодилатации. Общим, как для рефлекторных, так и гуморальных раздражителей был замедленный темп восстановления исходных значений исследуемых показателей.

Со стороны бульбарной микроциркуляции нами было показано увеличение соотношения диаметров артериол и венул за счет уменьшения диаметра артериол и выраженной дилатации венул; усиление неравномерности калибра сосудов и их извитости, особенно венул; развитие венулярных саккуляций и микроаневризм, сосудистых клубочков, сетчатой структуры сосудистого рисунка, артериоло-венулярных анастомозов. Уменьшается количество функционирующих капилляров на единицу площади конъюнктивы, учащаются микрогеморрагии и умеренный периваскулярный отек; замедляется кровоток в виде развития сладж-феномена на всех участках микроциркуляторного русла, преимущественно в посткапиллярных венулах.

Проведенный совместно с А.С. Ступиной светооптический анализ полутонких срезов из прижизненно взятых биоптатов кожи показал истончение эпидермиса, выраженный полиморфизм ядер клеток эпидермиса, уменьшение толщины сосочкового слоя кожи. При старении площадь сечения стенки капилляров сосочкового слоя увеличивается вдвое по сравнению с молодыми, что следует учитывать при трактовке возрастных особенностей транскапиллярного обмена. Ультраструктурное исследование капилляров кожи человека обнаружило как инволютивные изменения (гетерохроматизация ядра эндотелиоцитов, разрушение митохондрий, коагуляция белков цитоплазмы, снижение интенсивности микропиноцитоза, появление лизосом, утолщение базального слоя эндотелиоцитов), так и феномены, отображающие компенсаторно-приспособительные процессы в терминальном отделе сосудистого русла на позднем этапе онтогенеза (гипертрофия митохондрий, гиперплазия аппарата Гольджи, увеличение площади ядерной мембраны, увеличение расстояния между плазмалеммами соседних эндотелиоцитов в участке контактов.

Нами было показано значительное снижение при старении почечного кровообращения, что связано непосредственно с уменьшением микроваскуляризации. При эндоскопических исследованиях слизистой желудка выявлено уменьшение количества микрососудов в ней. Было также установлено значительное снижение при старении человека мышечного кровотока, как в состоянии покоя (МКП), так и максимального мышечного кровотока (ММК) при выполнении дозированной физической нагрузки. Такое уменьшение ММК свидетельствует о значительном ограничении функциональных возможностей микроциркуляторной системы в скелетных мышцах, что является одной из причин ограничения мышечной работоспособности.

Результаты исследования реологических свойств крови при старении человека свидетельствуют о том, что у людей старших возрастов имеет место увеличение вязкости крови. Как известно, этот показатель зависит от гематокрита, плазменных факторов (уровня липидов, фибриногена), агрегации и деформационной способности эритроцитов, а также от адгезивно-агрегационных свойств тромбоцитов. Нами установлено, что показатель гематокрита с возрастом существенно не изменяется. Из плазменных факторов у людей старших возрастов отмечено повышение концентрации фибриногена, холестерина, липопротеидов (ЛПНП, ЛПОНП), повышение коэффициента атерогенности, снижение концентрации ЛПВП. Из клеточных факторов отмечено увеличение с возрастом частоты возникновения спонтанной агрегации тромбоцитов, уменьшение времени начала, увеличение скорости и интенсивности индуцированной агрегации тромбоцитов (АДФ, катехоламины и др.), повышение адгезивности тромбоцитов. Установлено нарушение процесса дезагрегации кровяных пластинок. Результаты исследования ультраструктуры тромбоцитов свидетельствуют, что повышенная их агрегационная способность сочетается со снижением способности к депонированию биологически активных веществ, нарушением их энергетического обеспечения, сокращением срока пребывания в сосудистом русле. Одним из наиболее значимых механизмов дестабилизации функционального состояния тромбоцитов при старении является мембранный механизм. Нами показано, что у людей пожилого возраста в мембранах тромбоцитов уменьшается общее количество фосфолипидов, увеличивается количество холестерина. Нарушается функционирование ферментных систем кровяных пластинок, изменяется активность их поверхностных рецепторов. При старении увеличивается также агрегационная способность эритроцитов, обнаружено уменьшение их деформируемости и повышение жесткости. Нами исследованы также реологические свойства крови под влиянием адреналина, жировой нагрузки. При этом происходило увеличение агрегационной способности тромбоцитов. Показано, что восстановление всех реологических показателей к их исходному уровню проходило у людей старших возрастов в более длительные сроки по сравнению с молодыми.

Приведенные данные о возрастных изменениях микроциркуляции и реологических свойствах крови свидетельствуют об их существенной роли в развитии возрастных изменений органов и систем, а также формировании патологических состояний при старении человека.

Коркушко О.В. Мышечный кровоток при старении человека / О.В. Коркушко, К.Г. Саркисов, В.Э. Фрайфельд // Мікроциркуляція та її вікові зміни: Мат. Укр. наук. конф. з міжнар. участю ( Київ, 19-21 травня 1999 року). – К.: Велес, 1999. – С. 61 – 62.

Известно, что скелетные мышцы являются одним из классических объектов изучения физиологии кровообращения. Морфофункциональная мозаичность скелетных мышц непосредственно связана со строением их сосудистого русла и механизмами регуляции кровоснабжения. С этих позиций интересным представилось изучение мышечного кровотока на разных этапах онтогенеза.

Было обследовано 170 практически здоровых людей в возрасте 18-96 лет (86 мужчин и 84 женщины). Исследования мышечного кровотока осуществляли методом локального клиренса Хе133 на радиометрической установке «КСЕНОН» с графической регистрацией на самописце «Н-320-3» при скорости счета 300 имп.с и постоянной времени 2 с. Хе133 в малом объеме физиологического раствора (0,1 мл) активностью 1850-3700 кБк тонкой иглой вводили в проксимальную часть передней большеберцовой мышцы на глубину 1,5-2 см латеральнее гребня большеберцовой кости. Клиренс индикатора записывали в состоянии покоя (мышечный кровоток покоя – МКП) и после физической нагрузки в условиях искусственной ишемии – максимальный мышечный кровоток (ММК).

Анализ состояния мышечного кровотока на разных этапах онтогенеза человека показал, что при старении имеет место снижение МКП и ММК. При этом темп снижения ММК опережает темп снижения МКП. Корреляционный анализ показал, что возрастной фактор оказывает более значительное влияние на ММК и заметно меньшее на МКП. Рассматривая причины снижения мышечного кровотока при старении, следует учитывать следующие обстоятельства: определенную роль играют возрастные изменения центральной гемодинамики – снижение сердечного выброса, процессы физиологического артериосклероза артериальных сосудов, снижение уровня метаболизма, ухудшение реологических свойств крови. Однако ведущее значение в этом феномене имеют возрастные изменения в микроциркуляторном звене: облитерация артериол и уменьшение капилляризации мышц.

Удержание МКП на достаточно высоком уровне при старении человека связано, по-видимому, с шунтированием кровотока по артериоло-венулярным анастомозам. Последний механизм выявлен нами при изучении кожной и бульбарной микроциркуляции, и, надо полагать, имеет место и в отношении кровоснабжения в мышцах. Возрастное снижение ММК, отражая, прежде всего функциональные резервы терминального кровообращения, свидетельствуют об их значительном падении в старческих возрастных группах (табл. 1). Это обусловлено, помимо морфологических изменений микрососудов при старении, нарушением нейрогуморальной регуляции терминального сосудистого русла в позднем онтогенезе у человека.

Снижение мышечного кровотока при старении приводит к развитию циркуляторного компонента старческой гипоксии в мышцах, и это обстоятельство в значительной мере определяет возрастные изменения как самой мышечной ткани, так и возрастное снижение функциональных возможностей скелетных мышц при мышечной деятельности.

Таблица 1

МАКСИМАЛЬНЫЙ МЫШЕЧНЫЙ КРОВОТОК (ММК) В РАЗЛИЧНЫЕ ВОЗРАСТНЫЕ ПЕРИОДЫ У ПРАКТИЧЕСКИ ЗДОРОВЫХ ЛЮДЕЙ (М±m)

Возрастные группы (в годах)

ММК в мл/100г/мин.

18 29

71,4±1,65

30 39

68,4±2,29

p1>0,05

40 49

65,8±2,17

p1<0,05

р2>0,05

50 59

62,8±2,14

р1<0,01

р2>0,05

60 69

56,8±1,53

p1<0,001

р2<0,05

70 79

40,9±2,01

р1<0,001

р2<0,01

80 89

36,6±1,63

р1<0,001

р2<0,01

90 и старше

34,5±2,30

р1<0,001

р2>0,05

 

Примечание: р1 – достоверность различий с группой 18-29 лет, р2 – достоверность различий с предыдущей группой.

Устойчивость к гипоксии в пожилом возрасте и факторы, её определяющие / О.В. Коркушко, Э.О. Асанов, А.В. Писарук, Н.Д. Чеботарев // Буковинський мед. вісник. – 2011. – № 3. – С. 185 – 192.

Изучены факторы, определяющие снижение устойчивости организма к гипоксии при старении. Обследованы практически здоровые люди в возрасте от 20 до 79 лет (по 16 чел. в каждом десятилетии).

Показано, что снижение устойчивости организма к гипоксии при старении обусловлено снижением эффективности функционирования системы внешнего дыхания, легочного газообмена и сердечно-сосудистой системы в условиях гипоксии. Это приводит к накоплению лактата и угнетению тканевого дыхания при гипоксии у пожилых людей.

Ключевые слова: устойчивость к гипоксии, вентиляция, гемодинамика, старение.

Вариабельность ритма сердца при старении и патологии кардиореспираторной системы / О.В. Коркушко, А.В. Писарук, Н.Д. Чеботарев и др. [В.Ю. Лишневская, Ю.Н. Чеботарева] // Клин. геронтология. – 2002. – № 9. – С. 16 – 23.

Изучены изменения вариабельности ритма сердца при старении у больных ишемической болезнью сердца (ИБС) и хроническим обструктивным бронхитом пожилого возраста. Исследования показали, что при старении, и в большей степени у больных ИБС пожилого возраста, значительно снижаются колебания сердечного ритма в области высоких и низких частот (ВР и НР). Это свидетельствует об уменьшении вегетативных влияний на сердце {преимущественно парасимпатических) и снижении барорефлекторной чувствительности. Симпатовагальный баланс при старении и у больных ИБС пожилого возраста смещен в сторону доминирования симпатической активности. Исследования показали, что у больных хроническим обструктивным бронхитом пожилого возраста, в отличие от здоровых людей и больных ИБС той же возрастной группы, парасимпатическая активность выше в ночное время суток, и вегетативный баланс смещен в сторону доминирования парасимпатической активности.

Ключевые слова: вариабельность ритма сердца, старение, кардиореспираторная патология.

Влияние возрастных изменений автономной регуляции на микроциркуляцию в слизистой оболочке желудка и кислотопродукцию при физиологическом старении и атрофическом гастрите / О.В. Коркушко, В.Б. Шатило, Ю.В. Гавалко и др. [О.Н. Гриб, А.С. Багрий] // Сучасна гастроентерологія. – 2012. – № 5. – С. 20 – 30.

Обстежено 17 здорових осіб молодого віку, 20 – літнього віку та 20 літніх хворих на атрофічний гастрит. Показано, що в осіб літнього віку знижується активність автономної нервової системи з формуванням відносної симпатикотонії. Розвиток атрофічного гастриту супроводжується вираженішим зниженням парасимпатичної активності на тлі наростання симпатикотонії. Ці зміни призводять до зниження шлункової мікроциркуляцїї, яке більше виражене при атрофічному гастриті. Зниження кислотопродукції спостерігається лише при розвитку атрофічного гастриту, а у здорових літніх осіб зберігається на тому самому рівні, що й у молодих. Це свідчить про збереження функціональних можливостей слизової оболонки шлунка в умовах звичайного харчового навантаження у здорових осіб літнього віку. Таким чином, стан автономної нервової системи відіграє важливу роль у порушенні шлункової мікроциркуляцїї.

Ключевые слова: желудочная микроциркуляция, кислотопродукция, автономная нервная регуляция, старение, атрофический гастрит.

Зміна активності Н++-АТФази парієтальних клітин та інтрагастрального рН у процесі фізіологічного старіння при виразковій хворобі дванадцятипалої кишки / О.В. Коркушко, Л.І. Остапченко, В.Б. Шатило та ін. [М.С. Романенко, Є.А. Строцька, Ю.В. Гавалко] // Сучасна гастроентерологія. – 2011. – № 5. – С. 5 – 8.

Активность Н++-АТФазы париетальных клеток и циркадный ритм интрагастрального рН характеризуют состояние кислотообразующей функции желудка. Однако взаимосвязь между активностью фермента и характеристиками циркадного ритма рН у лиц пожилого возраста не изучена. Обследованы здоровые лица и больные с обострением язвенной болезни двенадцатиперстной кишки (ЯБ ДПК) молодого (20-34 года) и пожилого (60-74 года) возраста. У больных ЯБ ДПК, независимо от возраста, активность Н++-АТФазы превышает показатели здоровых лиц. У пожилых больных с более высокой активностью фермента зарегистрирован более низкий рН в течение базального периода. При этом активность Н++-АТФазы повышена как у Н. руlori-положительных, так и у Н. руlori-отрицательных больных пожилого возраста.

Ключові слова: Н++-АТФаза парієнтальних клітин, інтрагастральний рН, виразкова хвороба дванадцятипалої кишки, похилий вік.

Коркушко О.В. Изменения уровней глюкозы и инсулина в плазме крови у людей разного возраста при повторном приеме стандартных доз глюкозы / О.В. Коркушко, В.Б. Шатило, В.П. Чижова // Ендокринологія. – 2011. – № 2. – С. 140 – 148.

У здоровых людей молодого (22 чел.) и пожилого возраста (23 чел.) изучены изменения концентрации глюкозы и инсулина в плазме крови при последовательном двукратном пероральном приеме 75 г глюкозы. У большинства пожилых людей (78 %) второй пик гликемии после повторного приема глюкозы ниже, чем уровень гликемии после приема первой нагрузочной дозы углевода. Пиковый уровень гликемии после повторного приема глюкозы у пожилых не зависит от состояния толерантности к глюкозе, инсулинорезистентности и индекса массы тела. Повторный прием стандартной дозы глюкозы не повышает диагностическую ценность стандартного глюкозотолерантного теста при отборе пожилых людей с нарушенной толерантностью к глюкозе.

Ключевые слова: толерантность к глюкозе, инсулинорезистентность, пожилой возраст.

Особливості добового розподілу пароксизмів миготливої аритмії у хворих на ішемічну хворобу серця похилого віку / О.В. Коркушко, А.В. Писарук, В.Ю. Лішневська, М.С. Романенко // Лік. справа/Врачеб. дело. – 2003. – № 8. – С. 8 – 11.

Обследовано 48 больных ИБС и пароксизмальной мерцательной аритмией пожилого возраста для определения циркадианной структуры начала пароксизмов. Данные собраны в результате детального опроса больных и анализа медицинской документации. Выявленные колебания аппроксимировались косинусоидальной функцией с периодом 24 часа Y=9,75+3,5соs(2πt/24+0,2) (R2=0,69; F=10,2; Р<0,01; первые два коэффициента уравнения значимы по t-тесту, Р<0,01), пик начала аритмии наблюдался около полуночи. В темную часть суток начиналось 59,8% общего количества эпизодов (Р<0,05). Данные обследования свидетельствуют, что с увеличением длительности заболевания у больных увеличивается количество часовых периодов начала аритмии, что может быть дополнительным признаком трансформации пароксизмальной мерцательной аритмии в постоянную форму.

ENDOTHELIUM DYSFUNCTION IN THE ELDERLY AS A RISK FACTOR FOR VASCULAR PATHOLOGY / V. Lishnevskaya, O. Korkushko: 3rd European Congress of Biogerontology: The Biogerontological Basis of Preventive Medicine and Geriatric Practice: Abstracts (Florence and Montecatini Terme, Italy, November 8-11, 2002) // Biogerontology. – 2002. – Vol. 3, Suppl. 1. – P. 71.

Purpose: We have investigated the functional state of endothelium in healthy persons of different ages.

Materials and methods: The study comprised 20 healthy elderly (60-74 years) and 20 healthy young subjects (20-29 years). The state of the microvessel endothelium was studied by means of a laser doppler flowmeter «Transonik» (USA). The functional tests with postocclusion hyperaemia and intradermal injection of epinephrine solution were performed. The endothelin level was determined by an immunoenzyme method (Amersham Pharmacia Biotech, England). The plasma nitrogen dioxide (NО2) concentration was determined with the use of Griss reagent. The Willebrand factor activity was measured on a laser analyzer (Russia). The levels of adhesive molecules VCAM were studied by means of an immunoenzyme method. Before and after venous occlusion, the protein C, anti-thrombin III and plasminogen levels were measured, using the kits manufactured by the «Renam» (Russia). Results: The major finding of our study was the presence of endothelium dysfunction in the healthy elderly people. Indicative of this were the results of the functional tests with reactive hyperaemia and intradermal epinephrine injection as well as the data on age-dependent decrease of NО2-level with a concurrent increase of the plasma endothelin-I level in this group. An increase of the Willebrand factor and elevated VCAM levels were found in the elderly, pointing to a high risk for leucocytes and platelets adhesion and vascular wall damage. The dynamics of protein C, antithrombin III and plasminogen suggests the disturbance of the antiaggregant, anticoagulant and fibrinolytic properties of the endothelium in elderly people.

Conclusion: The results obtained indicate the presence of endothelium dysfunction in the healthy elderly, promoting vascular pathology development.

Predictors of cardiac rhythm disorders in elderly patients with ischemic heart disease / O. Korkushko, V. Lishnevskaya // 4th International Congress on Coronary Artery Disease – From Prevention to Intervention: Abstracts (Prague, Czech Republic, October 21-24, 2001).

The cardiac rhythm disorders in elderly patients with IHD are associated with a transient disturbance of coronary blood circulation. This is borne out by an increase in QT and QRS dispersion when performing the dipyridamole test.

Material and methods. Fifty elderly patients (age range, 60-74 years) with IHD were Investigated. Dipyridamole was given in a dose of 0.75 mg per kg of body weight with a simultaneous recording of ECG in 48 leads. The QT and QRS dispersion was estimated using the apparatus «Megacart» (Manufacturer: Siemens Company, Germany). The 24-hour monitoring was carried out by means of apparatus «Custo».

Results. While performing the dipyridamole test an increase in QT and QRS dispersion magnitudes (23±3.5 % and 18±2.3 % of baseline quantities, respectively) on the background of ischaemia was observed in 67 % of the patients investigated. The administration of drugs improving the coronary circulation (beta-blocking agents, aspirin, dipyridamole, preductal) resulted in a statistically significant decrease in the number of ventricular extrasystoles alongside with the reduction in the frequency of ischaemic episodes. For cessation of ventricular extrasystoles in patients who didn't respond to the dipyridamole test with an increase in QT and QRS dispersion, an additional administration of antiarrhythmic drugs of classes I or III was needed.

Conclusion. The increase in QT and QRS dispersion at the peak of ischaemic reaction when performing the dipyridamole test testifies to both the ischaemic character of cardiac rhythm disorders and the possibility of correcting such arrhythmias by means of drugs improving the coronary circulation.

Особенности реакции сердечно-сосудистой системы на гипоксию у лиц пожилого возраста при физиологическом и ускоренном старении / О.В. Коркушко, А.В. Писарук, Н.Д. Чеботарев, Э.О. Асанов // Кровообіг та гемостаз. – 2009. – № 1 – 2. – С. 94 – 100.

В целях изучения особенностей реакции гемодинамики на гипоксию у лиц пожилого возраста с ускоренным старением обследованы пациенты в возрасте от 60 до 74 лет при физиологическом (32 человека) и ускоренном (32 человека) старении сердечно-сосудистой системы (ССС). Функциональный возраст ССС определяли по разработанному нами методу на основе анализа суточной вариабельности ритма сердца.

Установлено, что у людей пожилого возраста с ускоренным старением в большей степени, по сравнению с физиологически стареющими людьми, снижаются сатурация крови и компенсаторная реакция на гипоксию со стороны ССС (меньший прирост частоты сердечных сокращений и минутного объема крови), происходит более выраженная централизация кровообращения (снижение кожного и повышение церебрального кровотока) и увеличивается прессорный ответ на гипоксию.

Ключевые слова: сердечно-сосудистая система, реакция на гипоксию, ускоренное старение.

Эффективность тетрапептида Панкраген форте у пожилых людей с преддиабетическими нарушениями углеводного обмена / О.В. Коркушко, В.П. Чижова, В.Б. Шатило, В.Х. Хавинсон // Успехи геронтологии. – 2013. – № 2. – С. 297 – 308.

Целью исследования явилось изучение эффективность пептидного препарата «Панкраген форте» у пожилых людей с преддиабетическим нарушением углеводного обмена. Обследованы 150 практически здоровых людей разного возраста, в том числе 39 молодых людей (20-39 лет), 42 – среднего возраста (40-59 лет), 69 – пожилого возраста (60 лет и старше). В результате скринингового обследования 69 пожилых людей были отобраны 12 пациентов с нарушенной толерантностью к глюкозе, которые для коррекции нарушения углеводного обмена получали Панкраген форте по следующей схеме: 500 мкг 2 раза в сутки (утром и вечером) в течение 4 нед. Всем включенным обследованным был определен показатель гликозилированного гемоглобина, проведен стандартный оральный глюкозотолерантный тест (ОГТТ) с определением концентрации глюкозы и инсулина в плазме венозной крови натощак и через 30, 60, 120 мин. после приема внутрь 75 г глюкозы. Уровень про-инсулина определяли в плазме венозной крови натощак и на 30-й минуте ОГТТ. Также рассчитывали индекс инсулинрезистентности (НОМА-IR), индекс чувствительности к инсулину (Matsuda index) и функциональной активности β-клеток поджелудочной железы (НОМА-%β). В работе показано, что с возрастом увеличивается частота развития нарушений углеводного обмена. У половины людей пожилого возраста с нарушенной толерантностью к глюкозе применение Панкрагена форте привело к существенному снижению концентрации глюкозы в плазме крови при проведении стандартного ОГТТ, что свидетельствует о нормализующем влиянии пептидного препарата на углеводный обмен. Это сочетается с улучшением липидного состава сыворотки крови, функционального состояния эндотелия, уменьшением агрегационной активности тромбоцитов. Применение пептидного препарата «Панкраген форте» является перспективным направлением коррекции преддиабетического нарушения углеводного обмена у людей пожилого возраста.

Ключевые слова: пептиды, Панкраген форте, преддиабетические состояния, сахарный диабет 2-го типа, стандартный оральный глюкозотолерантный тест, HOMA-IR, НОМА-%β, Matsuda index, пожилой возраст, липидограмма, агрегация тромбоцитов.

Коркушко О.В. Особенности тканевого кислородного обмена у больных пожилого возраста с хронической сердечной недостаточностью / О.В. Коркушко // Кровообіг та гемостаз. – 2012. – № 3. – С. 5 – 27.

Клинико-эпидемиологические исследования свидетельствуют, что заболевания системы кровообращения, в том числе хроническая сердечная недостаточность (ХСН), в настоящее время остаются одной из важнейших проблем гериатрической кардиологии. На основании литературных данных и собственных исследований рассмотрены возрастные изменения системы кровообращения и кислородного обмена, которые определяют большую частоту развития и прогрессирования ХСН у людей старше 60 лет.

Нами было установлено, что в результате возрастных изменений дыхательной и сердечно-сосудистой систем, а также обменных процессов возникает гипоксия, которая включает гипоксический, циркуляторный и тканевый фактор. В этих условиях возникшая гипоксия при ХСН в сочетании с существующей «старческой» замыкает порочный круг кислородной недостаточности и отрицательно сказывается на функционировании различных органов и систем, обменных процессов, ведет к снижению адаптационных возможностей организма. Показано, что наряду с нарушением кислородного снабжения тканей, обусловленным ухудшением оксигенации крови в легких и циркуляторными факторами (среди них ведущее значение имеют изменения микроциркуляции), понижается интенсивность тканевого дыхания развивается тканевая гипоксия. Отмеченные отклонения прогрессируют параллельно степени декомпенсации. Все это определяет необходимость включения в комплекс лечебных мероприятий у больных старших возрастов препаратов, положительно влияющих на окислительно-восстановительные процессы.

Изучение кислородного обмена в тканях является важным показателем оценки тяжести заболевания, позволяет объективизировать эффективность применяемой терапии, определить значимость гипоксического циркуляторного и тканевого фактора в кислородной недостаточности при ХСН.

Ключевые слова: хроническая сердечная недостаточность, тканевая гипоксия, циркуляторная гипоксия, напряжение кислорода в тканях, микроциркуляция, возрастные изменения системы кровообращения и кислородного обмена.

Нарушение перфузии кожи конечностей и функции эндотелия у больных пожилого возраста с сахарным диабетом ІІ типа и облитерирующим атеросклерозом артерий нижних конечностей / О.В. Коркушко, В.Ю. Лишневская, Л.А. Бодрецкая и др. [Г.В. Дужак, В.Н.Славнов, Г.А. Зубкова] // Кровообіг та гемостаз. – 2011. – № 1 – 2. – С. 42 – 51.

Изучено состояние микрососудистого кровотока верхних и нижних конечностей у здоровых людей 20-29 (30 человек) и 60-74 лет (31 человек), больных сахарным диабетом (СД) II типа (31 человек) и больных с облитерирующим атеросклерозом артерий нижних конечностей (ОААНК) (30 человек). Возраст больных 60-74 года. Результаты проведенных исследований показали, что выявленные изменения со стороны микроциркуляторного русла и гемостаза у больных с СД II типа и ОААНК имеют одинаковую направленность с таковыми у здоровых людей пожилого возраста, но при этом носят более выраженный характер. У больных с СД II типа по сравнению с пожилыми здоровыми людьми и больными с ОААНК наблюдалось достоверное снижение активности локальной местной регуляции мышечного тонуса прекапилляров, снижение активности нейрогенного и миогенного компонентов спектра, уменьшение процента снижения показателя микроциркуляции при постуральной пробе, что свидетельствует о наличии первичной микроангиопатии. У больных с ОААНК наблюдается достоверное снижение капиллярного резерва и увеличение кровотока при постуральной пробе, что свидетельствует о вторичной микроангиопатии.

Ключевые слова: сахарный диабет, атеросклероз сосудов нижних конечностей, пожилой возраст, микрососудистый кровоток.

Коркушко О.В. Значение изменения отдельных показателей внутрисосудистого гомеостаза в развитии циркуляторной гипоксии при старении / О.В. Коркушко, В.Ю. Лишневская // Успехи геронтологии. – 2002. – Вып. 9. – С. 73 – 78.

Изучено функциональное состояние эндотелия микрососудов, тромбоцитов, эритроцитов, реологические свойства крови у 45 здоровых людей 60-74 лет. Агрегационная активность тромбоцитов определялась методом турбудиметрической агрегатометрии, вязкость крови и плазмы – методом ротационной вискозиметрии, агрегационная активность эритроцитов и индекс деформируемости эритроцитов – расчетные показатели из результатов вискозиметрии. О функциональном состоянии эндотелия микрососудов судили на основании данных пробы с реактивной гиперемией и внутрикожным введением адреналина с регистрацией показателя объемной скорости кожного кровотока. Насыщение подкожной жировой клетчатки кислородом изучено методом полярографии. Показано, что в развитии циркуляторной гипоксии имеет важное значение увеличение адреналин-индуцированной агрегации тромбоцитов, снижение деформируемости эритроцитов, а также нарушение синтеза эндотелием релаксирующих факторов.

Ключевые слова: гомеостаз, циркуляторная гипоксия, старение.

Определение функциональной возможности поджелудочной железы при старении с помощью двойного секретинового и двойного секретин-панкреозиминового тестов / О.В. Коркушко, Ф. Дитце, В.П. Терещенко, Г.И. Шульц // Вопр. геронтологии. Сб. статей. – К., 1978. – С. 81. – 87.

Состояние секреторной функции поджелудочной железы у пожилых и старых людей изучалось с помощью двойных секретинового и секретин-панкреозиминового тестов. Результаты исследований свидетельствуют о снижении функционального резерва поджелудочной железы у людей старшего возраста, вследствие чего происходит истощение ее секреции. Применяемые тесты позволяют с наибольшей достоверностью судить о возрастном снижении панкреатической секреции при старении человека.

Богацкая Л.Н. Особенности содержания липидов в крови лиц пожилого и старческого возраста с хронической ишемической болезнью сердца / Л.Н. Богацкая, О.В. Коркушко, А. Киряков // Вопр. геронтологии. Сб. статей. – К., 1978. – С. 65 – 76.

Обследованы практически здоровые люди и больные с различной степенью выраженности атеросклеротического кардиосклероза в возрасте 60-74 лет. У больных атеросклеротическим кардиосклерозом увеличено содержание триглицеридов, НЭЖК, нарастает уровень атерогенных β и пре-β-липопротеидов наряду со снижением уровня α-липопротеидов. Сопоставление сдвигов, происходящих в обмене липидов, с состоянием сердечно-сосудистой системы у больных хронической ишемической болезнью сердца обнаружило соответствие между степенью выраженности нарушений липидного обмена и тяжестью и клиническими проявлениями заболевания.

Коркушко О.В. Особенности тканевого кислородного обмена и окислительных процессов у долгожителей / О.В. Коркушко, Л.А. Иванов, В.Б. Шатило // Успехи геронтологии. – 2012. – № 2. – С. 255 – 266.

Особенности тканевого кислородного обмена и окислительных процессов изучены у долгожителей, которые были признаны как стареющие физиологически. В качестве показателя кислородного тканевого обмена исследовали напряжение кислорода в подкожной клетчатке предплечья полярографическим методом при пробах с десятиминутной ингаляцией кислорода (с синхронной регистрацией оксигемограммы) и пережатием сосудов конечности в течение 10 мин. Такой подход дал возможность оценить доставку и потребление кислорода. Для изучения качественной характеристики окислительных процессов определяли вакат-кислорода крови, мочи, рассчитывали коэффициент недоокисления, предложенный Мюллером. Установлено, что с возрастом снижается интенсивность тканевого дыхания, нарастает количество недоокисленных продуктов в крови и моче, повышается коэффициент недоокисления. Снижение интенсивности тканевого дыхания в подкожной клетчатке отражает развитие тканевой гипоксии, которая связана со снижением активности ферментов, принимающих участие в кислородном обмене. Снижение с возрастом тканевой перфузии ведет к формированию циркуляторной гипоксии и вносит также значительный вклад в формирование тканевой гипоксии. Обнаруженные у долгожителей изменения со стороны тканевого кислородного обмена и окислительных процессов соответствуют, в основном, таковым у людей 80-89 лет. Это дает основание утверждать о физиологическом старении долголетних людей.

Ключевые слова: старение, долгожители, гипоксия, тканевый кислородный обмен, функционирующие капилляры.

Особливості реакції системи дихання на гіпоксію при старінні / О.В. Коркушко, Л.А. Іванов, М.Д. Чеботарьов, А.В. Писарук // Фізіол. журнал. – 2003. – № 3. – С. 63 – 69.

Изучали особенности вентиляторной реакции на гипоксию у пожилых и старых людей. Обследовано 27 практически здоровых молодых (20-35 лет) и 24 практически здоровых людей пожилого (60-74 года) и старческого (старше 74 лет) возраста. Изучалось влияние гипоксии (12-минутное дыхание газовой смесью с содержанием 17 и 12,5% О2). Показатели вентиляционной функции легких определялись на спирографе СГ-1М. Напряжение О2 в артериальной крови (РаО2) определяли на аппарате «AVL» фирмы «OMNI» (Австрия). Кривые зависимости вентиляции от РаО2 для молодых и старых людей построены с использованием математической модели. Показано, что при старении уменьшается «крутизна» кривой зависимости вентиляторного ответа от степени гипоксемии, что свидетельствует о снижении хеморефлекториой чувствительности.

Особливості розвитку гіпоксії у людей літнього віку / О.В. Коркушко, В.Ю. Лішневська, В.П. Чижова та ін. [Т.В. Рухляда, Г.В. Дужак] // Фізіол. журнал. – 2003. – № 3. – С. 50 – 57.

Целью исследования явилось изучение особенностей снабжения тканей кислородом на уровне микроциркуляторпого русла и определение значимости отдельно взятых показателей в патогенезе гипоксии у людей пожилого возраста. Обследовано 30 практически здоровых человек в возрасте от 60 до 74 лет. Исследовано напряжение кислорода в периферических тканях, кожная и бульварная гемомикроциркуляция, функциональное состояние эндотелия в группе пожилых здоровых пациентов. Полученные результаты сопоставлены с аналогичными в группе пациентов молодого возраста, практически здоровых. Результаты проведенного исследования показали, что кислородное обеспечение тканей с возрастом снижается.

Стан мелатонінутворювальної функції епіфіза в людей похилого віку з порушеннями вуглеводного обміну / О.В. Коркушко, В.Б. Шатило, І.А. Антонюк-Щеглова та ін. [О.В. Бондаренко, В.О. Іщук] // Ендокринологія. – 2012. – № 1. – С. 37 – 44.

Для визначення стану мелатонінутворювальної функції епіфіза (МФЕ), а також можливих зв’язків між дефіцитом ендогенного мелатоніну і метаболічними порушеннями обстежено 62 хворих похилого віку, із них 40 пацієнтів із метаболічним синдромом (МС) і 22 хворих з МС та цукровим діабетом 2 типу (ЦД-2), а також 40 практично здорових людей похилого віку, які склали контрольну групу. Досліджено МФЕ (за нічною екскрецією основного метаболіту мелатоніну 6-гідроксимелатонінсульфату (6-ГМС), показники вуглеводного та ліпідною обміну. У хворих похилого віку з МС знайдено вірогідно вищі рівні глюкози та інсуліну плазми як натще, так і при проведенні орального глюкозотолерантного тесту. У них збільшувалася частота інсулінорезистентності порівняно з практично здоровими людьми похилого віку, а вікове зниження нічної екскреції 6-ГМС було істотнішим. Вказані зміни були найбільшими в літніх хворих із МС і ЦД-2. Аналіз показників у двох групах пацієнтів зі збереженою і зниженою МФЕ свідчить, що дефіцит секреції мелатоніну призводить до значніших метаболічних порушень: у пацієнтів і з недостатньою функцією епіфіза частіше спостерігалось порушення толерантності до глюкози порівняно з пацієнтами зі збереженою МФЕ (відповідно у 70 і 39%). Відновлення глікемії до початкового рівня у хворих зі збереженою МФЕ відбувалося раніше, у середньому через 150 хв., тоді як у пацієнтів зі зниженою МФЕ – через 180-210 хв. глюкозотолерантного тесту. У цих хворих достовірно вищі рівні тригліцеридів у крові та показники середньонічного систолічного артеріального тиску і середнього артеріального тиску. У результаті проведеного дослідження вперше встановлено, що функціональна недостатність епіфіза є важливою ланкою в патогенезі метаболічних порушень у людей похилого віку. Люди похилого віку з МС зі зниженою функцією епіфіза мають гірші показники ліпідного і вуглеводного обміну.

Ключові слова: метаболічний синдром, цукровий діабет 2 типу, епіфіз, мелатонін, літній вік.

Коркушко О.В. Изучение функции левого желудочка у больных гипертонической болезнью пожилого возраста / О.В. Коркушко, H.H. Гидзинская // Тер. архив. – 1991. – № 4. – С. 29 – 34.

Обследован 81 пациент, страдающий от стадии II гипертонической болезни (ГБ) и 20 практически здоровых лиц того же возраста. У пациентов, страдающих ГБ, проявляется нарушение систолической функции левого желудочка, о чем свидетельствует уменьшение сократимости в первой трети систолы. У больных ГБ пожилого возраста нарушается компенсаторная роль левого предсердия в поддержании наполнения левого левого желудочка в диастолу и возрастает вклад фазы медленного наполнения. Было также отмечено снижение компенсационной роли левого предсердия у пациентов пожилого возраста по сравнению с молодыми пациентами, компенсаторная гипертрофия левого желудочка относительно меньше у пожилых пациентов. У этих больных, компенсационные возможности гипертрофированного левого желудочка сохраняются, пока индекс левого желудочка массы не превышает 170 г/м2. Дальнейшее увеличение этого показателя сопровождается снижением сердечного выброса.

As many as 81 patients suffering from stage II essential hypertension (EH) and 20 practically healthy persons of the same age were examined. EH patients manifested derangement of systolic function of the left ventricle, attested to by a decrease of contractility in the first third of the systole. The lowering of the velocity of active, relaxation, change in the structure of the filling of the left ventricle coupled with a de-crease of the role of the rapid filling phase and a rise of the contribution of the phases of slow filling and the atrial systole were noted. A decrease of the blood flow velocity at the phase of the atrial systole was also noted, which points to a decrease of the compensatory role of the left atrium in elderly patients, As compared to younger patients, compensatory hypertrophy of the left ventricle was pronounced relatively less in elderly patients. In these patients, compensatory potentialities of the hypertrophied left ventricle are preserved until the index of the left ventricular mass exceeds 170 g/m2. The further growth of that indicator is associated with a decline of the cardiac output.

Коркушко О.В. Вікові зміни структурно-функціонального стану серця / О.В. Коркушко, І.В. Долот // Фізіол. журнал. – 2001. – № 1. – С. 26 – 33.

Цель работы – оценить структурно-функциональные особенности сердца при старении на основе изучения хроноинотропной зависимости миокарда левого желудочка (ЛЖ). Результаты этого исследования необходимы в гериатрической практике для определения маркеров и разработки количественных критериев ранних стадий сердечной недостаточности и путей ее коррекции у лиц пожилого возраста. Методом стресс-эхокардиографии обследовано 20 человек в возрасте от 20 до 35 лет и 44 человека в возрасте от 60 до 74 лет без патологии сердечно-сосудистой системы. В исходном состоянии и на каждой частоте навязанного ритма во время чреспищеводной предсердной электрокардиостимуляции (ЧПЭС) изучались показатели систолической и диастолической функций сердца, оценивалась степень и тип гипертрофии (ЛЖ). У всех обследованных нагрузочный тест был отрицательным, т.е. не было выявлено признаков коронарной недостаточности. У пожилых людей величины прироста скоростных показателей сокращения и расслабления на одной и той же частоте стимуляции были достоверно ниже, чем у молодых. При субмаксимальной возрастной ЧСС (в среднем 135 мин-1) происходило снижение максимальной скорости расслабления у лиц пожилого возраста в сравнении с промежуточными частотами стимуляции, в то время как у молодых людей наблюдался дальнейший прирост этого показателя. При старении развивается гипертрофия ЛЖ, которая с одной стороны играет компенсаторную роль, а с другой – ухудшает диастолическую функцию. Неэффективность работы старого сердца во время нагрузки является важным фактором ограничения его функциональных возможностей.

Коркушко О.В. К методике изучения тканевого кислородного обмена / О.В. Коркушко, Л.А. Иванов // Клин. медицина. – 1969. – № 12. – С. 54 – 59.

Dynamic oxygen tension measurements (pО2) with the exposure to functional effects allows differentiation of factors partaking in the development of the state of hypoxia in a concrete clinical situation. To assess the oxygen supply of tissues a curve indicative of the pО2 rise in the subcutaneous cellular tisse during inhalation of oxygen and in reactive hyperemia was scrutinized. The tissue oxygen consumption was judged about by using tests which involved compression of vessles in an extremity, and also by analyzing the course o the pО2 decline in the subcutaneous cellular tissue after inhalation of oxygen. Of particular value is synchronous registration of the arterial blood saturation with oxygen and the latter’s tension in tissues during its inhalation, this making it possible to differentiate respiratory and hemodynamic components of the tissue oxygen supply, and also to define more accurately the concept of the oxygen utilization by the tissues after terminating its inhalation.

Коркушко О.В. Особенности морфофункционального состояния левого желудочка у больных ишемической болезнью сердца с частыми предсердными экстрасистолами (по данным электрокардиографии высокого разрешения и эхокардиографии) / О.В. Коркушко, В.Ю. Лишневская, Л.А. Бодрецкая // Журн. АМН України. – 2005. – № 3. – С. 612 – 619.

Обследовано 135 больных ИБС в возрасте 60-75 лет (43 мужчины и 92 женщины), в том числе 55 больных с частой суправентрикулярной экстрасистолией, а также 20 практически здоровых лиц того же возраста. Выявлено, что у больных ИБС с суправентрикулярными нарушениями ритма достоверно чаще встречаются поздние потенциалы предсердий, увеличение длительности фильтрованного зубца р у этих больных свидетельствует о замедлении проведения импульса по миокарду предсердий. Этот показатель может быть использован как предиктор возникновения суправентрикулярных аритмий. Морфофункциональные изменения левого предсердия (увеличение размеров, снижение сократительной способности) у больных ИБС также могут рассматриваться как предикторы развития суправентрикулярных нарушений ритма сердца. В возникновении этих нарушений (в частности, экстрасистолии) определенное значение имеет также дисфункция левого желудочка.

Ключевые слова: суправентрикулярная экстрасистолия, электрокардиография высокого разрешения, длительность фильтрованного зубца Р, структура и функция левого предсердия.

Коркушко О.В. Возрастные особенности интракардиальной гемодинамики и сократительной способности миокарда у здоровых пожилых людей по данным эхокардиографии / О.В. Коркушко, Э.А. Файзиев // Врач. дело. – 1981. – № 5. – С. 79 – 82.

A study of 55 physiologically aging persons (age: seventh, eighth and ninth decades) indicates that aging is accompanied by a reduction of the contractile capacity of the myocardium, changes of the intracardiac and central hemodynamics. A major compensatory role in maintaining the pump function of the heart in the limits of the optimum values is played by the mechanism of Frank-Starling. Of compensatory significance is also hypertrophy of the left ventricle myocardium developing during aging.

Особенности влияния стимуляции и блокады бета-адренорецепторов на сердечно-сосудистую систему в пожилом и старческом возрасте / О.В. Коркушко, В.Б. Шатило, Г.З. Мороз и др. [А.А. Белый, Ю.Т. Ярошенко, М.В. Фролькис] // Физиология человека. – 1991. – № 6. – С. 42 – 50.

С целью изучения возрастных особенностей влияния стимуляторов и блокаторов β-адренорецепторов на сердечно-сосудистую систему обследованы группы практически здоровых молодых, пожилых и старых людей. Действие β-адреностимулятора изадрина (0,15 мг/кг массы тела сублингвально) и β-адреноблокатора анаприлина (0,6 мг/кг массы тела внутрь) оценивали методами спировелоэргометрии, эхокардиографии и спектрального анализа сердечного ритма. Изучалась фармакокинетика нагрузочной дозы анаприлина, а также ее влияние на гемодинамические и гормональные сдвиги при физической нагрузке (АКТГ, кортизол). Установлено, что с возрастом усиливается отрицательное влияние β-адренергической блокады на симпатическую активность, насосную, систолическую и диастолическую функции левого желудочка; нарастает продолжительность кардиодепрессивного действия анаприлина, что связано с замедлением элиминации препарата из организма у пожилых и старых людей. У здоровых пожилых людей в условиях блокады β-адренорецепторов повышалась толерантность к физической нагрузке в результате экономизации гемодинамического обеспечения и подавления чрезмерного напряжения системы гипофиз – кора надпочечников. При старении ослабляется положительное влияние β-адреностимулятора изадрина на хронотропную, насосную, систолическую и диастолическую функции сердца.

Коркушко О.В. Изучение диастолической функции сердца в клинике / О.В. Коркушко, Г.З. Мороз, И.Н. Гидзинская // Кардиология. – 1992. – № 5. – С. 92 – 97.

За последние 20 лет существенно возрос интерес исследователей к изучению диастолической функции сердца. Показана ведущая роль нарушений диастолической функции в развитии сердечной недостаточности при гипертрофической кардиомиопатии, гипертонической болезни, ИБС, митральном стенозе и др. [2-4, 8, 15, 19, 28, 58]. Изучены клеточные, молекулярные механизмы изменения диастолической функции сердца. Результаты этих исследований детально изложены в работах ряда авторов [5, 7, 8, 11-13, 33, 38, 47, 51, 63]. Целью нашего исследования явились обобщение и анализ основных подходов к инструментальному изучению диастолической функции сердца, которые применяются в условиях клиники.

Для изучения диастолической функции сердца в клинических условиях применяют ряд инвазивных (катетеризация левых и правых отделов сердца с регистрацией внутриполостного давления, вентрикуло-, киноангиография) и неинвазивных методов (радионуклидная вентрикулография, апекс-, эхокардиография, допплер-эхокардиография). Каждая методика имеет свои положительные стороны и ограничения, которые необходимо учитывать при анализе результатов собственных исследований и данных литературы.

Для оценки диастолической функции левого желудочка (ЛЖ) изучают показатели расслабления миокарда и наполнения полости ЛЖ. Оценка процесса расслабления сердечной мышцы возможна только с использованием инвазивных методов. Она основана на анализе снижения давления в ЛЖ в фазу изоволюмического расслабления и может быть охарактеризована экспонентой функции зависимости давление – время (постоянная времени Т) или обратной величиной – константой времени расслабления, а также максимальной скоростью снижения внутрижелудочкового давления [16, 39]. Однако необходимо учитывать, что максимальная скорость снижения внутрижелудочкового давления в значительной степени зависит от давления в полости ЛЖ и определяется в одной заданной точке диастолы.

После окончания процесса расслабления диастолическое наполнение желудочков определяется «пассивными» эластическими свойствами миокарда, которые рассматриваются как комплекс взаимодействия его отдельных физических свойств: эластичности, вискозности и др. Количественная оценка каждого из указанных свойств в настоящее время не представляется возможной, поэтому для характеристики «пассивных» эластических свойств используют такие показатели, как жесткость миокарда и жесткость полости желудка [47, 51].

Оценка жесткости миокарда основана на анализе диастолической зависимости напряжения стенки – растяжение. Указанная зависимость для сердечной мышцы, как и для большинства биологических процессов, имеет экспоненциальный характер и может быть представлена в виде уравнения, приведенного в работе [47]. Оценка жесткости полости возможна при изучении диастолической зависимости давление – объем (dР/dV), которая отражает изменение внутрижелудочкового давления относительно его объема в диастолу [26]. Часто используемый показатель «комплайнс» (dV/dР) – величина, обратная жесткости.

Результаты клинических исследований показывают, что различные патологические состояния, такие как ИБС, гипертоническая болезнь, пороки аортального клапана, сопровождаются изменениями жесткости миокарда ЛЖ и его полости [23, 47]. Однако необходимо учитывать, что жесткость миокарда определяется его внутренними свойствами, тогда как жесткость полости ЛЖ, рассчитываемая по кривой зависимости объем – давление, может изменяться в зависимости от изменения многих взаимодействующих факторов, включая изменение геометрии полости ЛЖ, пассивных механических свойств, предшествующего расслабления, коронарного кровоснабжения состояния перикарда, а также взаимодействия между левым и правым желудочком [30]. Тургор коронарного русла также влияет на зависимость объем – давление [26]. Кроме того, как показали исследования А. П. Савченко и соавт. [9], важное значение имеет способ определения объема ЛЖ. Подробно, с использованием математических моделей эти взаимоотношения изложены в работах [47, 63].

Сочетание киноангиографии и одновременной регистрации внутриполостного давления на протяжении сердечного цикла дает возможность рассчитывать целый ряд временных и скоростных показателей, характеризующих наполнение ЛЖ [16]. Обычно рассчитывают пик скорости наполнения (ПСН), время достижения ПСН, объем крови, поступающей в ЛЖ в фазу быстрого наполнения (ОБН), медленного наполнения (ОМН), систолы предсердия (ОСП), объемную скорость наполнения во все фазы диастолы. Однако величина ПСН зависит как от расслабления миокарда, так и от давления в левом предсердии, поэтому Y. Ishiba и соавт. [36] рекомендуют применять этот показатель в качестве индекса диастолической функции с определенной осторожностью.

Применение сложной компьютерной техники для покадрового анализа ангиограмм позволяет получить уникальные данные, воссоздать сегментарную модель наполнения ЛЖ, оценить асинхронность движения стенок ЛЖ в диастолу [32].

Таким образом, использование инвазивных методов исследования для оценки диастолической функции ЛЖ дает возможность получить достаточно точные данные. Однако обширное инвазивное вмешательство далеко не всегда желательно, кроме того, эти методики неприменимы для повторного динамического исследования. Поэтому внедрение в клиническую практику неинвазивных методов исследования, таких как радионуклидная вентрикулография, апекс-, эхокардиография и затем допплер-эхокардиография, значительно расширило возможности клинического изучения диастолической функции ЛЖ. Подходы к изучению диастолической функции ЛЖ с использованием радионуклидной вентрикулографии детально рассмотрены в ряде работ [54, 59, 60]. Применяя радионуклидную вентрикулографию, можно изучать диастолическую функцию ЛЖ при проведении различных функциональных проб – велоэргометрии, чреспищеводной кардиостимуляции, что значительно расширяет диагностические возможности метода. Обычно при проведении радионуклидной вентрикулографии с использованием компьютерной обработки данных определяют следующие показатели диастолической функции: ПСН, нормализованный ПСН, время от конца систолы до ПСН, время наполнения, фракцию наполнения ЛЖ за 1/3 и 2/з диастолы. Ухудшение диастолической функции ЛЖ по данным радионуклидной вентрикулографии сопровождается уменьшением ПСН, увеличением вклада систолы предсердия в наполнение ЛЖ [54, 60, 62]. По данным D. Magorien и соавт. [46], определяемый при радионуклидной вентрикулографии ПСН значимо коррелировал с определяемым инвазивно – dp/dt.

Апекскардиография – самый быстрый метод инструментальной диагностики в практике клинической кардиологии. Первая апекскардиограмма была записана в 1885 г. Диагностические возможности апекскардиографии значительно расширились с использованием для записи новых датчиков пульсовых колебаний с большой постоянной времени и получением дифференцированной кривой записи. Для характеристики диастолической функции рассчитывают фазовую структуру сердечного цикла в диастолу и определяют удельную растяжимость миокарда. Коэффициент корреляции между этим параметром, определяемым методом апекскардиографии и левосторонней вентрикулографии, составляет 0,87 [3]. A. Silvestre и соавт. [57] предлагают использовать соотношение периода медленного наполнения к быстрому, определяемому по апекскардиограмме, в качестве одного из критериев, указывающих на снижение растяжимости миокарда у больных ИБС.

Применение электрокимографии для изучения диастолической функции ЛЖ имеет только историческое значение, так как в настоящее время эта методика практически не используется в связи со значительной лучевой нагрузкой и сравнительно низкой информативностью полученных данных.

В последние годы для изучения особенностей наполнения ЛЖ все шире применяют эхокардиографию. Компьютерный анализ ЭхоКГ позволяет получить достаточно информативные данные о диастолической функции ЛЖ. Обычно при компьютерной обработке анализируются изменения переднезаднего размера ЛЖ на протяжении двух-трех сердечных циклов и рассчитываются следующие показатели: пик скорости изменения переднезаднего размера ЛЖ в фазу быстрого наполнения, время достижения пика скорости изменения переднезаднего размера ЛЖ в фазу быстрого наполнения, время наполнения, время быстрого наполнения, медленного наполнения, систолы предсердия, ОБН, ОМН, ОСП, объемная скорость наполнения ЛЖ во все фазы диастолы. С применением этой методики были получены данные об изменении диастолической функции ЛЖ при гипертонической болезни, гипертрофической кардиомиопатии, пороках сердца [2, 10, 43]. Может быть использован подход, когда при компьютерной обработке анализируется движение эндокардиальной поверхности задней стенки ЛЖ и перикарда. При этом рассчитывается пик скорости изменения толщины задней стенки ЛЖ в диастолу, что позволяет получить дополнительную информацию о диастолической функции ЛЖ. Положительной стороной применения эхокардиографии является неинвазивность, безопасность для больного и возможность многократного проведения исследований. Ограничением метода является то, что основные показатели в М-режиме рассчитываются на основе параметров, отражающих локальную функцию миокарда. Поэтому при наличии зон гипо- или акинезии миокарда, значительном увеличении полости ЛЖ и приближении его по форме к сфере, выраженной гипертрофии миокарда эта методика не может быть применена [52, 61]. Необходимость использования специальной компьютерной техники также ограничивает широкое использование эхокардиографии для изучения диастолической функции ЛЖ.

В литературе имеются единичные сообщения о применении двухмерной эхокардиографии для изучения диастолической функции сердца. W. Zoghbi и соавт. [64] показали, что определяемая по данным двухмерной эхокардиографии фракция полунаполнения ЛЖ тесно коррелирует с данными ангиографии. Однако двухмерная эхокардиография в перспективе не станет одним из основных методов изучения диастолической функции, что обусловлено сложностью покадрового анализа ЭхоКГ и необходимостью дорогостоящей компьютерной техники.

Одним из наиболее перспективных неинвазивных методов изучения диастолической функции сердца в настоящее время является допплер-эхокардиография. Принцип метода основан на феномене сдвига частот отраженного от объекта ультразвука [27]. Исследование проводится в дуплекс-режиме (сочетание двухмерной и допплер-эхокардиографии). Применение допплер-эхокардиографии дает возможность изучать последовательно митральный и трикуспидальный потоки крови и охарактеризовать наполнение обоих желудочков. С помощью допплер-эхокардиографии можно судить о фазовой деятельности сердца, причем по точности эта методика не уступает другим неинвазивным методикам и более проста в выполнении [1]. Кроме того, допплер-эхокардиография позволяет судить о длительности фазы ускорения, которую невозможно оценить с помощью других методов, а также измерять линейные и интегральные скорости внутрисердечных потоков и показатели ускорения этих потоков, с помощью которых можно судить о диастолической и систолической функции желудочков. Для характеристики диастолической функции ЛЖ применяют следующие показатели: максимальную скорость потока крови в фазу быстрого наполнения (пик Е, см/с), максимальную скорость потока в систолу предсердия (пик А, см/с), отношение Е/а, интегральную скорость раннего наполнения (E1), интегральную скорость позднего наполнения (A1), отношение E1/At, среднее ускорение раннего наполнения, среднее замедление раннего наполнения, ПСН, нормализованный ПСН ЛЖ, ПСН в систолу предсердия и др. Сводная таблица показателей, предложенных для использования при проведении допплер-эхокардиографии, средние показатели нормы приведены в работах W. Little и Т. Downes [44], Али Садек Али и соавт. [1]. По данным ряда исследователей, существует тесная корреляционная связь между показателями, определяемыми по данным допплер-эхокардиографии и другими методами [59]. Необходимо отметить, что основным ограничением при расчете показателей, получаемых с помощью допплер-эхокардиографии, является перевод скорости потока в скорость наполнения, что связано с техническими погрешностями в измерении диаметра митрального кольца [52]. Более того J. Ormiston и соавт. [50] показали, что площадь митрального кольца значительно изменяется на протяжении диастолы, вследствие чего вносится ошибка в определяемый с помощью допплер-эхокардиографии пик.

Уменьшение отношения E/A – очень чувствительный и ранний маркер ишемии миокарда при приступе стенокардии, напряжения, инфаркте миокарда, стенокардии Принцметалла [18, 25]. Улучшение кровоснабжения миокарда сопровождается нормализацией отношения E/A. Снижение отношения E/A, а также уменьшение среднего замедления раннего наполнения характерны для больных с гипертрофической кардиомиопатией и гипертонической болезнью [27, 53].

Допплер-эхокардиография может быть использована также для изучения влияния лекарственных препаратов, физической нагрузки на наполнение ЛЖ [37, 49]. Практически важны результаты исследования М. Iwase и соавт. [37], в котором показано, что снижение отношения E/A при физической нагрузке у больных ИБС наблюдается в случае повышения давления в легочной артерии выше 20 мм рт. ст. В литературе дискутируется вопрос о возможности определения конечного диастолического давления в ЛЖ, построении зависимости объем – давление с использованием допплер-эхокардиографии [17, 21]. В настоящее время большинство исследователей придерживаются мнения о невозможности точного определения давления в полости желудочка расчетным методом по данным допплер-эхокардиографии [22]. Однако дальнейшая разработка этого подхода имеет важное значение как для клинических, так и для научных исследований. К. Isaa и соавт. [34] предложили новый способ применения допплер-эхокардиографии для анализа движений задней стенки ЛЖ. Авторы пришли к заключению, что применяемый метод более информативен, чем эхокардиография в М-режиме, для характеристики движения задней стенки как в систолу, так и в диастолу. Таким образом, допплер-эхокардиография является наиболее перспективным неинвазивным методом изучения диастолической функции ЛЖ в клинических условиях. Этот метод позволяет оценить диастолическую функцию ЛЖ в динамике цикл за циклом в острых ситуациях (реканализация тромба, фармакологическая нагрузка и др.).

При изучении диастолической функции сердца в клинике необходимо учитывать, что с возрастом, даже при отсутствии сердечно-сосудистой патологии, происходят существенные изменения основных показателей расслабления и наполнения ЛЖ. Поэтому многие исследователи акцентируют внимание на необходимости учета возрастной динамики показателей при анализе изменений диастолической функции сердца [20, 40, 48]. Инвазивные исследования, проведенные на небольшом контингенте здоровых пожилых людей, показали, что с возрастом увеличиваются постоянная времени Т и жесткость полости ЛЖ [31], наблюдается сдвиг кривой зависимости объем – давление вверх и влево, повышается конечное диастолическое давление [20]. Высокий риск развития осложнений ограничивает применение инвазивных методов у людей пожилого и старческого возраста, поэтому большинство сведений об изменении диастолической функции ЛЖ с возрастом получены с помощью неинвазивных методик. По данным К. Sinak и P. Clements [56], полученным с использованием радионуклидной вентрикулографии, возраст коррелирует с длительностью систолы предсердия, фракцией наполнения в систолу предсердия, отрицательная корреляционная зависимость выявлена с фракцией наполнения в фазу быстрого наполнения. Большинство исследователей отмечают уменьшение с возрастом ПСН ЛЖ [35, 56], что указывает на нарушение наполнения ЛЖ в раннюю диастолу. Результаты исследования, полученные при анализе ЭхоКГ митрального клапана, записанных в М-режиме, также свидетельствуют, что с возрастом уровень раннего наполнения снижается [29]. В исследованиях с применением компьютерного анализа ЭхоКГ показаны уменьшение значимости фаз быстрого и медленного наполнения и увеличение значимости систолы левого предсердия в наполнении ЛЖ [5]. В дальнейшем многочисленные исследования, в которых использовалась допплер-эхокардиография, также подтвердили эти выводы [41, 42, 48]. С возрастом снижается величина пика Е, увеличивается величина пика А, что приводит к значительному изменению отношения E/A [14, 42, 48]. A. Labovitz и A. Pearson [42] привели в своей работе таблицу средних величин пика Е, А, E/A в возрастных группах 20-30, 31-50 лет и старше 50 лет. По данным М. Sartori и соавт. [55], величина пика Е, отношения E/A и фракции наполнения ЛЖ в систолу предсердия значимо коррелирует с возрастом (r=-0,905, -0,823 и +0,810 соответственно). Полагают, что имеющее место при старении нарушение расслабления миокарда в период ранней диастолы приводит к компенсаторному усилению сократимости предсердия [48]. Исследования Н. Kuecherer и соавт. [40], проведенные с использованием допплер-эхокардиографии, показали, что у больных ИБС пожилого возраста наблюдается более выраженное нарушение раннего наполнения ЛЖ по сравнению со здоровыми людьми пожилого возраста. Таким образом, анализируя состояние диастолической функции сердца при различной патологии, необходимо учитывать возраст обследуемых и связанные с ним изменения диастолической функции.

При изучении диастолической функции сердца необходимо также иметь в виду, что многие индексы зависят от изменения ЧСС, величины интервала Р-Q на ЭКГ [24, 52]. Важно также отметить, что многие лекарственные препараты, применяемые в клинике, влияют на показатели диастолической функции сердца.

Таким образом, не вызывает сомнения актуальность изучения диастолической функции ЛЖ в клинике. Особое значение имеют правильный выбор методических подходов и индексов при изучении диастолической функции, правильная трактовка полученных результатов. Дальнейшие исследования в этом направлении расширяют представления о роли изменений диастолической функции в развитии сердечно-сосудистой патологии. Перспективным направлением является разработка диагностических критериев и тестов, способов медикаментозной коррекции нарушений диастолической функции сердца.

ЛИТЕРАТУРА

1. Али Садек Али, Сергакова Л. М., Атьков О. Ю. // Тер. арх. — 1989. — № 9. — С. 85—92.

2. Атьков О. Ю., Беленков Ю. Н., Затушевский И. Ф., Нью-Тян-де Г. Б. // Там же. — 1979. — № 5. — С. 27—34.

3. Беленков Ю. Н. Выявление ранних признаков сердечной недостаточности и некоторых механизмов ее компенсации при ИБС: Автореф. дис. ... канд. мед. наук. — М., 1975.

4. Капелько В. И. // Бюл. Всесоюз. кардиол. науч. центра. — 1982. — № 1. — С. 99—101.

5. Коркушко О. В., Файзиев Э. А. // Тер. арх. — 1982. — № 2. — С. 86—90.

6. Меерсон Ф. 3. Адаптация, деадаптация и недостаточность сердца. — М., 1978.

7. Меерсон Ф. 3., Пшенникова М. Г. Адаптация к стрессорным ситуациям и физическим нагрузкам. — М., 1988.

8. Неинвазивное определение растяжимости и изометрических индексов сократимости миокарда: Метод. реком. / Душанин С. А., Копчак С. К., Трескунова Т. В. и др. — К., 1983.

9. Савченко А. П., Смирнов А. А., Абугов С. А. // Тер. арх. — 1990. — № 4. — С. 24—28.

10. Юренев А. П., Савченко А. П., Дубов П. Б. и др. // Бюл. Всесоюз. кардиол. науч. центра. — 1989. — № 1. — С. 56—57.

11. Aroesty J. M., Kay R. Y., Heller G. V. et al. // Circulation. — 1985. — Vol. 71, N 5. — P. 889—900.

12. Aronoff R. D., Zoghbi W. A., Rokey R. et al. // J. Amer. Coll. Cardiol. — 1986. — Vol. 7. — P. 224A—231A.

13. Arora R. R., Machae J., Goldman M. E. et al. // Ibid. — 1987. — Vol. 9. — P. 1255—1260.

14. Bryg R., Williams G., Nelson J., Labovitz A. Il Amer. J. Cardiol. — 1987. — Vol. 59. — P. 971—978.

15. Bullock R. E., Appleton D., Grijfiths C. et al. // Europ. Heart J. — 1984. — Vol. 5, N 11. — P. 941—947.

16. Carrole J. D., Hess O. M., Hizzel H. O., Krayenbuehe H. P. 1983. — Vol. 68. — P. 59—67.

17. Channer K. S., Culling W., Wilde P., Jones J. V. // Lancet. — 1986. — Vol. 1. — P. 1005—1012.

18. de Bruyne В., Lerch R., Meier В. et al. // Amer. Heart. J. — 1989. — Vol. 117. — P. 629—635.

19. Dougherty A. H., Naccarelli G. V., Gray E. L. et al. // Amer. J. Cardiol. — 1984. — Vol. 54. — P. 778—782.

20. Downess T. R., Nomeir A. - M. et al. // Ibid. — 1989. — Vol. 64. — P. 523—527.

21. Downess T. R., Nomeir A. M., Stewart K. et al. // Ibid. — 1990. — Vol. 65. — P. 377—382.

22. Ettless D. F., Devies J., Williams G. J. // Int. J. Cardiol. — 1988. — Vol. 20 — P. 239—345.

23. Fester A., Sammet P. // Circulation. — 1974. — Vol. 50, N 3. — P. 609—618.

24. Freedman R. H., Yock P. G., Echt D. S., Popp R. L. // J. Amer. Cardiol. — 1986. — Vol. 7. — P. 595—602.

25. Fujii J., Yazoki Y., Sawoda H. et al. // Ibid. — 1985. — Vol. 5. — P. 1155—1163.

26. Gaesch W., Battle W., Oboler A. et al. // Circulation. — 1972. — Vol. 45. — P. 746—753.

27. Gardin J. M. // Textbook of Two-Dimensional Echocardiography. — Orlando, 1983. — P. 325—356.

28. Gardin J. M., Drayer C. I., Rohan M. K. et al. // J. Amer. Coll. Cardiol. — 1986. — Vol. 7. — P. 185—192.

29. Gerstenblith G., Fredriksen J., Yin F. et al. // Circulation. — 1977. — Vol. 56. — P. 273—278.

30. Glantz S., Parnley W. // Circulat. Res. — 1978. — Vol. 42. — P. 171 — 176.

31. Hirota Y. H // Circulation. — 1980. — Vol. 62. — P. 756—763.

32. Hui W. K., Gibson D. G. // Brit. Heart J. — 1983. — Vol. 50, N 4. — P. 362—371.

33. Inouye /., Massie B., Loge D. et al. // Amer. J. Cardiol. — 1984. — Vol. 53. — P. 120—126.

34. Isaa K- L., Thompson A., Ethevenot G. E. et al. // Ibid. — 1989. — Vol. 64. — P. 66—75.

35. Iskandrian A. S., Hakki A.-H. // Amer. Heart J. — 1986. — Vol. 112. — P. 75—78.

36. Ishida Y. Meisher J. S., Tsujioka K. et al. // Circulation. — 1986. — Vol. 74. — P. 187—196.

37. Iwase M., Sotobate I., Takagic S. et al. // J. Amer. Coll. Cardiol. — 1987. — Vol. 9. — P. 1099—1105.

38. Iwase M., Yokota M., Maeda M. et al. // Amer. Heart J. — 1989. — Vol. 118. — P. 947—954.

39. Katayama K., Kumada T., Fujii T. et al. // Ibid. — 1984. — Vol. 107. — P. 332—338.

40. Kuecherer H., Ruffmann K., Kuebler W. // Clin. Cardiol. — 1988. — Vol. 11. — P. 303—306.

41. Kuo L. C, Quinones M. A., Rokey R. // Amer. J. Cardiol. — 1987. — Vol. 59. — P. 1174—1178.

42. Labovitz A. J., Pearson A. C. // Amer. Heart J. — 1988. — Vol. 114, N 4. — Pt 1.— P. 836—850.

43. Levy D., Savage D. D., Garrison R. J. et al. // Amer. J. Cardiol. — 1987. — Vol. 2. — P. 956—960.

44. Little W. C, Downes T. R. // Progr. Cardiovasc. Dis. — 1990. — Vol. 4. — P. 273—290.

45. Miller T. R., Grossman S. J., Schectman K. B. et al. // Amer. J. Cardiol. — 1986. — Vol. 58. — P. 531—535.

46. Magorien D. /., Shaffer P., Bush C. et al. // Ibid. — 1984. — Vol. 53. — P. 567—573.

47. Mirsky I., Pasipoularides A. // Progr. cardiovasc. Dis. — 1990. — Vol. 32, N 4. — P. 291—318.

48. Miyataka K-, Okamoto M., Kinoshita N. et al. // Amer. J. Cardiol. — 1984. — Vol. 53. — P. 586—589.

49. Myrend Y.,Nyhre E. // Amer. Heart J. — 1989. — Vol. 117. — P. 870—875.

50. Ormiston J. A., Shan P. M., Tei C., Wong M. // Circulation. — 1981. — Vol. 64. — P. 113—120.

51. Paipoularides A., Mirsky I., Hess O. M. et al. // Ibid. — 1986. — Vol. 74. — P. 991 — 1001.

52. Pearson A. V., Labovitz A. J., Mrose D. et al. // Amer. Heart J. — 1987. — Vol. 113. — P. 1417—1425.

53. Pearson A. C, Janosik D. L., Redd R. R. et al. // Clin. Res. — 1987. — Vol. 35. — P. 313A—317A.

54. Reduto L. A., Mickemeyer W. J., Young I. B. et al. // Circulation. — 1985. — Vol. 63. — P. 1228—1237.

55. Sartori M. P., Quinones M. A., Kuo L. C. // Amer. J. Cardiol. — 1987. — Vol. 59. — P. 1176—1182.

56. Sinak K. J., Clements P. // Ibid. — 1989. — Vol. 64. — P. 646—650.

57. Silvestre A., Sandthu G., Dener K. B., Benchimol A. // Ibid. — 1983. — Vol. 42. — P. 377—382.

58. Soufer R., Wohlgelernter D., Vita N. A. et al. // Ibid. — 1985. — Vol. 55. — P. 1032—1036.

59. Spirito P., Maron B. J., Bonow R. O. // J. Amer. Coll. Cardiol. — 1986. — Vol. 7. — P. 518—526.

60. Stewart R. A. H., Kenna W. G. // Amer. J. Cardiol. — 1990. — Vol. 65. — P. 226—230.

61. Teicholz L. E., Klenlen T., Herman M. V., Gorlin R. // Ibid. — 1976. — Vol. 37. — P. 7—14.

62. Van Dam J., Wijn P., De Boo T. et al. // J. Clin. Ultrasound. — 1988. —Vol. 16. —P. 375—381.

63. Yellin E. L., Nikolie S., Frater W. M. // Progr. cardiovasc. Dis. — 1990. — Vol. 32. — P. 247—271.

64. Zoghbi W. A., Rokey R., Limacher C. et al. // Amer. Heart J. — 1987. — Vol. 113. — P. 1108—1113.